Олег Щелкунов,
эксперт Национального агентства деловой и политической информации
Прогнозы развития боевой авиации делались с того самого времени, когда стадо понятно, как эффективно можно использовать аэроплан на поле боя. Не всегда эти прогнозы сбываются — зачастую жизнь вносит свои коррективы. Но так или иначе, стремление предугадать развитие техники оказывает влияние на ход мысли конструкторов. Истребительная авиация, где весьма дорогостоящая техника стареет очень быстро, особо нуждается в подобных исследованиях. Задачу оценить в первом приближении ход развития истребителей и тактики их применения в ближайшие 10-20 лет поставили перед собой участники ежегодной международной конференции по истребителям (1996 Fighter Conference), прошедшей в Лондоне в октябре 1996 года. Организатором конференции выступило Британское Королевское общество аэронавтики. Присутствие прессы было ограниченным. Интересно также отметить, что участникам и приглашенным было запрещено пользоваться любой записывающей аппаратурой, мобильными телефонами и прочими средствами передачи информации. Их просили воздержаться от вопросов, которые могут вторгнуться в секретную область того или иного проекта. Участники конференции пытались дать ответ на многие вопросы проектирования и боевого применения самолета-истребителя. Их интересовало, к примеру, какое вооружение будет доминировать на истребителе будущего: класса «воздух-поверхность», как на американском F-117, или «воздух-воздух», как на F-22? Какова будет его взлетная масса: 10 т, как у шведского «Gripen», или 40 т, как у МИГ-31?
Нашу страну представляла делегация крупнейшего российского авиационного предприятия. Военно-промышленного комплекса «МАПО», с презентацией новейших модификаций МИГ-29.

Парк истребительной авиации ближайших десятилетий можно будет разделить на две части. Первая — это вновь создаваемые машины, имеющие ярко выраженные признаки новых технологий. Вторая часть — модификации ранее созданных самолетов. Для ее представителей должны быть характерны черты, приобретенные посредством постепенного усовершенствования исходного образца.
Вновь разрабатываемым истребителям (их допустимо отнести к пятому поколению) будут свойственны сверхзвуковая крейсерская скорость и повышенные разгонные характеристики, высокая маневренность и минимальная заметность в радиолокационном и оптическом диапазонах, новейшее вооружение и интегрированный комплекс бортового оборудования.
Су-37Для соответствия этим требованиям истребителю будущего понадобится супер-двигатель с изменяемым циклом (ДИЦ) и управляемым вектором тяги. Такой двигатель, способный обеспечить длительный устойчивый сверхзвуковой полет, будет доступен не ранее 2010 года.
Авионика, похоже, так и будет развиваться в сторону непрерывно модернизируемых комплексов с дисплейным отображением информации.
Не останется без изменений и планер самолета. В обводах будущего истребителя непременно будут доминировать признаки технологии Stealth. Сегодня это дорогое удовольствие, пока обеспечивающее, главным образом, малозаметность для радаров. В будущем следует ожидать более экономичных технических решений, которые снизят заметность самолета во всех диапазонах за счет применения активных методов подавления излучения. Управление ламинарным обтеканием, а также сглаживание формы планера, выступающих за его обводы элементов при минимизации числа последних будут способствовать дальнейшему повышению аэродинамического качества самолета. А совмещение управления традиционными рулями самолета и газовыми (вектором тяги двигателей) будет способствовать дальнейшему повышению маневренных характеристик.
Отчетливым примером такого подхода является американский истребитель F-22 (наряду с ним может рассматриваться перспективный российский многофункциональный фронтовой истребитель нового поколения 1.42). Обоснованием программы стал тезис о том, что контроль над мировым воздушным пространством является главной целью ВВС США. По мнению американских военных, в сравнении с F-15С, применение F-22 потребует для завоевания превосходства в воздухе на 30% меньше времени.
К числу самолетов ХХI века западная печать относит французский «Rafal», шведский JAS39 «Gripen», а также «Еurofighter»2000. Однако последний уже на этапе проектирования уступал поздним модификациям МИГ-29.
Одним из направлений развития истребительной авиации является создание самолетов, способных базироваться как на обычных аэродромах, так и на палубах кораблей. В качестве примера стоит упомянуть проект американского истребителя JSF — Joint Strike Fighter, в основе которого лежит компромисс между требованиями ВВС и ВМС.
Важным направлением развития боевых ударных машин является создание беспилотных истребителей, типа американского самолета-бесхвостки Х-36, которым по определению должны быть свойственны низкая стоимость разработки и эксплуатации. Отсутствие пилота, расширяет сферу их применения (например, при очень больших перегрузках).
Ожидается, что в будущем возможно появление гиперзвуковых самолетов с мощным вооружением и большой дальностью полета. Такой летательный аппарат будет очень трудно засечь и перехватить.
Необходимость в модификации и модернизации существующей авиатехники, связана не столько с технологическими проблемами, сколько с экономическими.
Крупнейшие российские специалисты, имеющие большой опыт в этой области считают, что новое поколение самолетов появляется один раз в четверть века. При этом циклы обновления вооружения, двигателей и оборудования значительно короче.
Надо учитывать, что модификация и модернизация возможны только при совпадении трех условий:

  • наличие необходимой мотивации (например, желание заказчика реализовать на готовой машине новые качества или стремление самого разработчика расширить возможности техники);
  • соответствие ожидаемого результата затраченным средствам;
  • желание и возможность заказчика оплатить работы по созданию модификации.

Показателен в этой связи пример создания семейства модификаций российского легкого истребителя МиГ-29, когда то и дело менялось соотношение указанных условий, и в итоге удалось создать истребитель, лучший в своем классе на сегодняшний день. Путь глубокой модификации прошли все истребители четвертого поколения: МИГ-29, Су-27, «Мirage»2000-5, F-15, F-16, F-18. К тому же многие модернизированные самолеты третьего поколения еще до сих пор находятся на боевом дежурстве. К их числу относятся МиГ-21, МиГ-23, Су-17, F-4, F-5.
Такой подход очень популярен в мире, особенно если речь идет о модернизации парка истребителей третьих стран. Например, израильская авиапромышленность в настоящее время охотно предоставляет свои услуги по оснащению новым бортовым оборудованием истребителей, в основном — МиГ-21бис российского и F-5 американского производства, эксплуатирующихся ВВС многих государств. Это — очень хороший бизнес. Однако, как неоднократно отмечалось в кулуарах, гораздо правильнее и безопаснее для заказчика, если работы по совершенствованию техники осуществляют ее производители. Например, только в этом случае станет понятно, кто же несет ответственность за ее качество.
Эволюция тактики применения истребителей обусловливается прорывом в разработке новых технологий. Создание высокоманевренных истребителей, таких как МиГ-29 и F-16, в свое время нанесло большой удар по старой тактике, особенно в маневрах в вертикальной плоскости. Появление высокоскоростных ракет «воздух-воздух», способных поражать цели на больших расстояниях, привнесло дополнительные варианты тактического применения истребителей на дальних подступах к цели.
Широкое применение всеракурсных высокоманевренных ракет «воздух — воздух» малой дальности в ближайшей перспективе снимет надобность в маневрировании для захода противнику «в хвост», как в классическом воздушном бою.
Исторически сложилось так, что тактические приемы разрабатывались исходя из возможностей существующей авиационной техники. Сейчас же наметилась тенденция создания самолетов, реализующих заранее заданную тактику. Такая тенденция, вероятно, сохранится в ближайшем будущем.
Успех на арене боевых действий истребительной авиации, таким образом, будет зависеть от возможностей истребителей и применяемого оружия. Перспективные ракеты класса «воздух — воздух» должны обладать высокой средней скоростью, большой дальностью и оставаться невидимыми для противника. Кроме того, требуется такая система управления огнем, которая максимизирует тактическую свободу и обеспечит победу в воздушном бою.
Реализовать эти требования можно уже сегодня, используя доступные технологии. При создании ракет «воздух — воздух» средней дальности возрастет вес двигателя и ГСН за счет снижения веса других агрегатов, что позволит увеличить дальность и повысить вероятность поражения. Большие надежды возлагаются на перспективные малоразмерные прямоточные двигатели.
В итоге, новейшее программное обеспечение, улучшенная кинетика ракет и новые инерциальные системы наведения позволят осуществлять надежный захват целей после пуска и поражать цели даже в задней полусфере. С поступлением таких ракет пилот должен будет опасаться в любое время быть сбитым уже на расстоянии около 80 км. Если, в силу каких-либо причин, ему удастся избежать поражения ракетой средней дальности, и он решит продолжать воздушный бой, то при сближении с противником он почти моментально окажется в зоне гарантированного поражения ракетой ближнего боя. Остается только одно — покидать самолет!
Прогресс истребительной авиации западных стран идет нарастающими темпами. Быстрота реализации новаторских идей в авиатехнике ни в какое сравнение не идет с тем, как обстояли дела, скажем, 50 лет назад. Германия, практически утратив ВВС после первой мировой войны, смогла в 30-х годах за одно десятилетие восстановить свой военно-воздушный потенциал. В сегодняшних условиях малейшее замедление темпов развития может привести к поражению в этой гонке, и к огромным потерям не только в технологическом, но и в геополитическом плане.