Александр Медведь,
начальник ВНГ ВВИА им. проф. Н.Е.Жуковского.
Продолжение. Начало в предыдущем номере

В 1942-1943 гг советская АДД большую часть вылетов совершала на глубину не свыше 1000 км и нечасто «дотягивалась» до территории собственно рейха. В этот период войны наибольшую нагрузку на ПВО Германии создавало английское Бомбардировочное командование, а позднее и 8-е ВВС США, базировавшиеся в Великобритании. 29 мая 1942 г англичане осуществили первый рейд «тысячи бомбардировщиков». Правда, многие экипажи не смогли обнаружить город Кулонь, избранный в качестве цели. Поэтому начиная с августа в голове колонны бомбардировщиков следовали так называемые «следопыты» — самолеты с мощными ориентирно-сигнальными бомбами, яркое свечение которых можно было различить за десятки километров и безошибочно выйти на цель.
Другой новинкой в области тактики стало применение «интрудеров» — самолетов, предназначенных для блокирования аэродромов немецкой истребительной авиации. Первая волна «интрудеров» взлетала в сумерках, незадолго до «следопытов». Барражируя над неприятельским аэродромом, они воспрещали взлет перехватчиков. Вторая волна сопровождала основные силы бомбардировщиков. Третья волна «интрудеров» подкарауливала вражеские машины, когда те заходили на посадку. Не менее изощренным стало и построение бомбардировочных групп. К примеру, интервал времени между их появлением выбирался таким, чтобы пожарные успели приступить к тушению огня; тут их и накрывала следующая волна бомбардировщиков. Вначале на город сбрасывали фугасные бомбы, разрушавшие крыши и выбивавшие окна, а уже затем город «перчили» многочисленными мелкими «зажигалками».
Часто для снижения заметности самолеты Бомбардировочного командования окрашивались в черный цвет (полностью или частично), у советских ДБ-3Ф нижняя часть крыла и фюзеляжа также была черной. Особое значение приобрели качественные пламегасители, без которых самолет издалека обнаруживался на фоне темного неба. Малозаметность для радиолокаторов обеспечивалась за счет использования неметаллов в конструкции самолетов. Так, для немцев большую сложность представляло обнаружение цельнодеревянного английского «Москито» и … полотняно-фанерного советского По-2.
В августе 1942 г в воздушную войну над Европой втянулись американцы. В октябре Лилль бомбила группа, насчитывавшая уже более сотни «летающих крепостей». В отличие от англичан янки предпочитали действовать днем. Потери они несли большие: «тур» для экипажа дальнего бомбардировщика на европейский театр состоял, с учетом средней величины потерь (первое время — около 4%), всего из 25 боевых вылетов.
К 1943 г все больше трудностей для союзников стала создавать немецкая истребительная авиация, получившая эффективную систему наведения с земли. Вдоль западных границ рейха было создано сплошное радиолокационное поле. В воздух на пути следования «потока» бомбардировщиков поднимались десятки перехватчиков. Наряду с Bf109 истребительные группы теперь имели на вооружении самолеты «Фокке-Вульф» FW190, вооруженные четырьмя-шестью пушками. Ночные истребители Bf110 и Ju88 порой несли по шесть-восемь орудий, способных одним залпом «растерзать» четырехмоторный бомбардировщик. Кроме того, немцы сделали ставку на увеличение калибра, стремясь поразить самолеты врага с большой дистанции. На вооружение были приняты 30-мм пушки и реактивные снаряды калибра 210 мм.
Тогда же немецкие и английские ночные истребители стали оснащаться по-настоящему эффективными бортовыми радарами. Дальность их действия едва достигала 5-7 км, но и этого было достаточно для атаки при условии предварительного вывода в район цели по командам с земли. В начале 1943 г англичане создали устройство предупреждения об атаке вражеского истребителя, смонтировав в хвостовом коке бомбардировщика небольшой радиолокатор «Моника». Немцы остроумно воспользовались этим и разработали прибор, наводивший истребитель на сигналы «Моники». Нечто подобное придумали и англичане: установили на ночные истребители «Москито» приемники «Серрат», способные обнаруживать излучение немецкого бортового радиолокатора. Военная радиоэлектроника все больше вторгалась в «авиационно-противовоздушную» битву. В английских ВВС появилась специальная 100-я группа радиоэлектронного противодействия. Ее самолеты в июле 1943 г впервые применили «виндоуз» — металлизированные ленты, буквально повергнувшие в шок всю германскую систему радиолокационного обнаружения.
Пока германские инженеры искали достойный ответ, в ход пошла тактика «дикого кабана». На направлениях подхода вражеских самолетов были созданы гигантские световые поля. Истребители ПВО рейха пикировали на ослепленные прожекторами бомбардировщики, стараясь атаковать с предельно малых дистанций. Была организована специальная «таранная» группа, укомплектованная преимущественно немецкими «штрафниками», которые в духе тевтонских традиций были связаны клятвой сбивать в каждом вылете по самолету!
И все же, несмотря на огромные усилия германских пилотов, зенитчиков и промышленности, мощь союзников делала свое дело. Если в 1942г на Германию и оккупированную Западную Европу было сброшено 39 тыс. т бомб, то в 1943 г — уже 133 тыс., а в 1944 — 320 тыс. т! Янки тщательно отбирали первоочередные цели бомбардировок, поражая то заводы шарикоподшипников, то нефтеперерабатывающие предприятия, то узлы коммуникаций.
Люфтваффе постепенно перешли в режим «отбивающегося от своры собак медведя». В конце лета 1944 г Гитлер отдал приказ о свертывании производства бомбардировщиков и сосредоточении всех усилий авиапромышленности на истребителях. К этому моменту Германия располагала двумя образцами серийных истребителей нового поколения — турбореактивным Ме262 и ракетным Ме163. Однако у рейха уже не хватало сил для борьбы на два фронта. В октябре 1944 г в течение одних суток германские города бомбили 1013 английских бомбардировщиков, прикрытых 300 истребителями, и 1250 американских бомбовозов в сопровождении 700 истребителей!
На Восточном фронте АДД также перешла к массированным налетам с участием сотен бомбардировщиков. Несколько ударов по городам Финляндии привели прогерманское руководство этой страны к мысли о выходе из войны. Немалую роль в «переориентации» Румынии также сыграли бомбардировки — здесь поработали и американцы, атаковавшие нефтеносные районы страны, и русские, действовавшие преимущественно по городам и железнодорожным узлам.
В 1944 г немцы, отчаявшись сокрушить английскую противовоздушную оборону обычными средствами, применили ракетное оружие. Если баллистической ракете А-4, известной также под названием «Фау-2», англичане не смогли чего-либо противопоставить, то с самолетами-снарядами «Фау-1» они научились бороться. Специальные подразделения истребителей-перехватчиков и зенитные батареи сумели уничтожить каждую третью запущенную «Фау-1». Нередко истребитель даже не открывал огня, а попросту «поддевал» ракету консолью и переворачивал ее «на спину», после чего система управления уже не могла справиться с возмущением и отказывала…

(Продолжение следует)

1. Английские самолеты «Москито» нередко использовались в качестве «интрудеров» для борьбы с неприятельской авиацией непосредственно над территорией рейха.
2. Вторжение групп американских тяжелых бомбардировщиков в воздушное пространство Германии обеспечивали истребители сопровождения Р-51 «Мустанг».
3. Летом 1944 г союзники столкнулись с новой угрозой — немецкими реактивными истребителями Ме262.
4. Организация системы ПВО Германии на западном направлении (1943 г ).

DIGEST

Air force and Air-defence: poison and cure

Air-defence systems came on the scene almost immediately after the advent of warplanes. The final stage of WW1 marked a clear difference between the three main sorts of combat aircraft: fighters, bombers and reconnaissance airplanes. By that time the air-defence system had been shaped as well. The never-ending battle of Sword and Shield occupied the airspace. A danger of being bombed prompted development of anti-aircraft artillery, barrage balloons, interceptors and target-detection systems. In reply, the air forces kept ordering more powerful strike aircraft, improving combat tactics and developing technical devices to suppress the air-defence. The most important invention in the air-defence sphere was the radar, which considerably extended the borders of the «aviation against air-defence» battle. Will it ever end?