Александр Медведь,
начальник НИГ ВАТУ
им. проф. Н.Е. Жуковского
(Продолжение. Начало в №1, 1999г.)

Истребители-бомбардировщики

Советский  истребитель-  бомбардировщик  (скоростной  пикирующий  бомбардировщик)  И-16 с двумя  бомбами ФАБ-250  под крылом  самолета-матки  ТБ-3Способность нести несколько малокалиберных бомб потенциально превращала истребитель в маленький скоростной бомбардировщик. Однако на практике успех приходил лишь тогда, когда летно-технические характеристики машины были подкреплены соответствующим уровнем подготовки экипажей, правильно выбранной тактикой и благоприятным соотношением сил в воздухе.

Англичане первые опыты с истребителями-бомбардировщиками “Харрикейн” предприняли на Ближнем Востоке еще в 1941 г., но по-настоящему значимый успех пришел спустя два года, когда бомбами и реактивными снарядами удалось оснастить новый истребитель “Тайфун”. Его мощнейший двигатель “Сейбр” позволял без труда отрывать от земли самолет с парой бомб по 227 кг. Кроме того, в крыле “Тайфун” нес четыре 20-мм пушки, позволяющие эффективно поражать личный состав, автомобили и гужевой транспорт. Еще более мощное бомбардировочное вооружение имел двухмоторный “Москито” FB.VI. Большая скорость полета в сочетании с неплохой маневренностью позволяли этим машинам в случае необходимости, сбросив бомбы, вступать в бой с немецкими истребителями. Примерно аналогичными характеристиками обладала американская пара Р-47 “Тандерболт” – Р-38 “Лайтнинг”. В первые недели после вторжения во Францию англо-американские истребители-бомбардировщики буквально парализовали железнодорожные перевозки противника. Во всей оккупированной стране практически не осталось ни одного целого паровоза, а узловые станции были забиты нагромождениями разбитых составов. Истребители-бомбардировщики разрушили множество мостов, больших и малых, чрезвычайно затруднив немцам переброску резервов.

Успеху способствовало полное отсутствие сопротивления их действиям со стороны немецких истребителей, сосредоточенных на борьбе с тяжелыми бомбардировщиками союзников. Летчики истребительно-бомбардировочных подразделений американских 9-х тактических ВВС отмечали, что, выполнив по 50-60 вылетов, они ни разу не вступали в воздушный бой с противником.

В люфтваффе истребители-бомбардировщики в начале войны были представлены относительно немногочисленными подразделениями (отрядами), входившими в состав истребительных эскадр. К моменту нападения на СССР эти отряды имели на вооружении самолеты Bf 109E-4/B – устаревшую модификацию знаменитого мессершмиттовского истребителя. На единственном подфюзеляжном бомбодержателе он был способен нести одну бомбу весом 250 кг, либо – на специальном многозамковом переходнике – четыре бомбы по 70 кг каждая. В ходе войны истребительно-бомбардировочные подразделения стали перевооружаться на “фокке-вульфы”, которые благодаря мощному мотору могли нести большую бомбовую нагрузку – до 500 кг. Самолетами FW 190G частично вооружались так называемые “скоростные бомбардировочные эскадры”, но по-настоящему массовыми истребителями-бомбардировщиками люфтваффе являлись машины, формально именовавшиеся “штурмовиками”.

Если в 1941 г. в германских ВВС штурмовых эскадр было всего две, то к осени 1943 г. их число увеличилось до восьми. На заключительном этапе войны “рабочей лошадкой” штурмовых эскадр стал самолет FW 190F-8. В состав его вооружения входили: бомба весом 250 кг, пара 20-мм пушек и еще одна пара 13-мм пулеметов. Подобно большинству истребителей-бомбардировщиков, “фоккеры” не имели прицелов для бомбометания с горизонтального полета. Их пилоты пользовались заранее отработанным приемом, атакуя цель с малой высоты и строго выдерживая скорость в момент отделения бомбы. После того как объект атаки скрывался под капотом, следовало вслух посчитать “айн, цвай” – и нажать на боевую кнопку. Промедление на долю секунды давало перелет, поспешность – недолет. Заметно лучшие результаты обеспечивало выполнение бомбометания с пологого пикирования, однако для того, чтобы спикировать, следовало сначала набрать высоту, где немецкие самолеты уверенно обнаруживались истребителями союзников. Попав под удар, “фоккеры” немедленно освобождались от бомб, в противном случае у них не оставалось шансов спастись.

В советских ВВС истребители активно привлекались к выполнению ударных задач главным образом в начальный период войны. В 1941 г. бомбы и реактивные снаряды часто подвешивали под плоскости “ишаков” и “чаек”. Не избежали этой участи и более современные советские истребители, но уже весной 1942 г. стало ясно, что их бомбовая нагрузка мала, а точность бомбометания оставляла желать лучшего. Впоследствии наши истребители время от времени привлекались к подавлению зенитной артиллерии и борьбе с железнодорожными перевозками (но главным образом с использованием стрелково-пушечного вооружения). Подвеска реактивных снарядов, широко практиковавшаяся на “ястребках” в первый период войны, постепенно “сошла со сцены” из-за недостаточной точности “эрэсов” и недопустимо большой потери скорости самолетов.

Только в 1944 г. отечественные ВВС получили на вооружение небольшую партию уникальных истребителей-бомбардировщиков Як-9Л, отличавшихся от всех известных одномоторных аналогов внутренней подвеской бомб в закабинном отсеке. Впрочем, решение оказалось не слишком удачным: центровка машины с бомбовым грузом слишком сильно смещалась назад. Это делало самолет неустойчивым, доступным только для очень опытных летчиков. В результате — широкого распространения в советских ВВС они не получили.

Англичане, американцы и немцы нередко использовали свои истребители-бомбардировщики для борьбы с танками. Так, широкую известность получил “Харрикейн” IID, вооруженный двумя 40-мм пушками. Однако гораздо больше огорчений немцам принесли “Тайфуны” и “Тандерболты”, ощетинившиеся реактивными снарядами. Немецкие FW 190F боролись с танками, применяя обычные бомбы по 250 кг или кассеты с мелкими противотанковыми бомбами SD 4, хотя существовали и экзотические варианты со стреляющими вертикально вниз пушками и “эрэсами”. В советских ВВС выраженными “противотанковыми” качествами обладали истребители Як-9Т и Р-39 “Аэрокобра”, вооруженные 37-мм пушками. Отмечались случаи удачных штурмовок этими самолетами колонн вражеской бронетехники и железнодорожных эшелонов, однако отсутствие у них бронирования сдерживало пилотов, ведь немецкий передний край был обильно насыщен малокалиберными зенитками.

Резюмируя, можно утверждать, что в Советском Союзе истребитель-бомбардировщик по итогам войны не получил заметного признания, а у наших западных союзников так и не появился на вооружении бронированный штурмовик. Опыт поверженных противников относительно самолетов поля боя был проигнорирован. И у нас в стране, и у англичан с американцами возобладало мнение, что в области нереактивной авиации учиться у немцев, и тем более японцев, смысла не имело. При выборе послевоенного типа самолета непосредственной авиационной поддержки каждая из сторон осталась при своих предпочтениях, хотя во многих западных послевоенных публикациях советскому штурмовику Ил-2 давалась довольно высокая оценка.