Владимир Коровин Качественный скачок в развитии и совершенствовании индийских вооруженных сил стал одним из наиболее заметных проявлений стремления этого великого государства иметь мощную и современную военную машину, соответствующую положению Индии в мире в настоящее время. Однако совершенствование индийских вооруженных сил сегодня происходит в условиях, когда геополитическая угроза для страны значительно видоизменилась. Наличие ядерного оружия у соседних с Индией Китая и Пакистана сделало многолетний конфликт между этими государствами фактором нестабильности глобального масштаба.

В подобных условиях в Индии сегодня реализуется комплексная программа создания управляемого ракетного оружия различных классов IGMDP (Integrated Guided Missile Development Programme). Стратегическая цель этой работы состоит в построении и развитии собственной научно-исследовательской и производственной базы, способной обеспечить вооруженные силы страны эффективным ракетным оружием, на которое должен в дальнейшем опираться потенциал сдерживания.

Реализация индийской программы IGMDP началась в июле 1983 г. под руководством DRDO (Defence Research and Development Organisation – организации по оборонным исследованиям и разработкам), которой выполняется подавляющее большинство индийских военных программ. В настоящее время DRDO управляет работой 51 научного и конструкторского центра, где трудятся около 6 тыс. ученых и 25 тыс. технических специалистов. Однако подобная сверхцентрализация работ зачастую приводит к их излишней бюрократизации, затягиванию сроков и распылению средств, за что DRDO регулярно критикуется индийским руководством. Но таковы издержки Индии на пути создания “божественного” (по выражению индийского премьер-министра Атала Бихари Ваджпаи) ракетного щита, составными частями которого должны стать баллистические, крылатые, зенитные и тактические ракеты.

Первые попытки создания в Индии тактической баллистической ракеты (ТБР) были предприняты еще в конце 1960-х годов, когда индийские специалисты пытались создать ТБР на базе ракеты приобретенного в СССР зенитного ракетного комплекса С-75. Однако эффективность созданного таким способом оружия оказалась невысокой. Но двигательная установка ракеты С-75 в дальнейшем была использована для создания первой индийской ТБР “Притхви” (“Земля”).

Первое испытание “Притхви” было проведено 25 февраля 1988 г., а в середине 1990-х годов началось ее серийное производство. Дальность действия различных вариантов “Притхви”, стартовая масса которых составляет около 4,5 т, достигает 150 км (с боевой нагрузкой 1000 кг) и 250 км (500-650 кг). В настоящее время ТБР “Притхви” изготавливаются фирмой “Бхарат Дайнэмикс” совместно с фирмами “Бхарат Еарзмуверз”, “Хирки Орднанс Фэктори” и НАL. Темп изготовления — 3-4 ракеты в месяц, стоимость одной ракеты $1-2 млн.

В последние годы индийскими специалистами также создан вариант “Притхви” корабельного базирования, названный “Дануш” (“Лук”), который имеет дальность стрельбы до 150 км. Его испытания были недавно завершены.

Значительно более высокими характеристиками обладают БР средней дальности “Агни” (“Огонь”). Первый вариант ракеты “Агни-1”, длиной 18 м и массой около 7,5 т, имеющий дальность действия до 1500 км, был изготовлен на базе ранее отработанных в процессе выполнения индийской космической программы элементов — первая ступень ракеты представляла собой твердотопливный двигатель ракеты-носителя SLV-3, основу второй составляла двигательная установка ракеты “Притхви”. Первый пуск “Агни-1” был осуществлен в мае 1989 г., однако о военном предназначении ракеты тогда ничего не сообщалось – “Агни-1” была представлена в качестве “демонстрационного технологического проекта”, служащего для отработки ряда космических технологий. В дальнейшем было проведено еще два пуска “Агни-1” – в мае 1992 и феврале 1994 г., после чего программа работ по этой ракете была заморожена.

Однако в свете пакистанских ядерных и ракетных испытаний в 1998 г. индийское правительство приняло решение о продолжении работ по созданию ракет средней дальности. Новый вариант “Агни-2”, имеющий дальность действия 2-3 тыс.км и способный нести боевую нагрузку до 1000 кг, был впервые испытан 11 апреля 1999 г. В отличие от “Агни-1”, вторая ступень “Агни-2” оснащена твердотопливным двигателем, что позволило сократить время подготовки ракеты к пуску с 12 часов до 15 минут. Значительным достижением индийских специалистов стало также создание высокомобильной платформы, предназначенной для транспортировки ракеты.

Дальнейшее развитие ракет типа “Агни” предполагало создание ракеты “Агни-3”, способной поражать цели на дальностях до 5000 км. Однако ввиду значительной стоимости этих ракет и сложности их производства (так, стоимость одной “Агни-2” оценивается в $4,5-8 млн. при темпе производства — одна ракета в месяц) индийскими специалистами был разработан еще один вариант “Агни”, представляющий собой “укороченный” мобильный вариант ракеты, имеющий дальность действия 800-900 км и боевую часть массой 800 кг. Основой этого варианта ракеты стала первая ступень ракеты-носителя SLV-3. 25 января 2002 г. были проведены его первые испытания.

Наиболее же “престижным” ракетным проектом Индии сегодня является создание межконтинентальной БР “Сурья”, основную нацеленность которой большинство экспертов видят в стремлении достижения силового паритета с Китаем. Впрочем, в планах некоторых индийских разработчиков значатся также замыслы создания и размещения на околоземной орбите лазерных пушек, создание гиперзвукового самолета и т.д.

Индийские программы создания средств противовоздушной и противоракетной обороны, напротив, подобной амбициозностью не выделяются. Наиболее значительной программой сегодня является ЗРК “Акаш” (“Небо”). Работы по нему были начаты по заказу национальных ВВС в 1983 г. и в них приняли участие индийские фирмы “Бхарат дайнемикс лимитед” и “Тата электроникс”. В настоящее время работа над этим четырехканальным ЗРК практически завершена и, как сообщалось, его успешные испытания были проведены в сентябре 1999 г.

В состав “Акаш” входит многофункциональная РЛС “Раджендра” с фазированной антенной решеткой, способная обнаруживать и сопровождать воздушные цели на дальностях до 60 км. Используемая в составе “Акаш” зенитная ракета по своему внешнему виду и конструктивному исполнению аналогична ракете, применяемой в составе приобретенного в СССР ЗРК “Квадрат”. Ее длина составляет 5,8 м, масса 650 кг, дальность действия — 25-27 км.

По имеющимся данным, “Акаш” способен обеспечить противовоздушную оборону объектов и группировок войск, в том числе и в условиях активного противодействия. В конце 1996 г. DRDO сообщило о планах использования “Акаш” для борьбы с ТБР, но за прошедшее время о каком-либо продвижении в этом направлении информации не поступало.

Другой программой создания собственного ЗРК является “Тришул” (“Трезубец”) — низковысотная зенитная ракетная система, которую планируется использовать в индийской армии, ВМС и ВВС. Разработчиками этого ЗРК являются фирмы “Бхарат Дайнемикс”, “Бхарат Хеви Электрикалс” и “Бхарат Электроникс”. Армейский вариант ЗРК “Тришул” будет устанавливаться на самоходном шасси и предназначаться для обороны армейских колонн, а корабельная версия “Тришул” — для обороны от самолетов и противокорабельных ракет фрегатов класса “Годавари”.

Используемая в составе “Тришул” зенитная ракета по своему внешнему виду и конструктивному исполнению аналогична ракете, применяемой в составе приобретенного в СССР самоходного и корабельного вариантов ЗРК “Оса”. В индийской версии длина этой ракеты составляет 3,4 м, диаметр 21 см, а масса 125 кг. При этом дальность действия “Тришула” составляет от 900 м до 9 км.

Особое значение индийские разработчики придают тому, что “Тришул” способен перехватывать низколетящие (на высоте 2-5 м) над морем противокорабельные ракеты, поддерживая высоту с помощью радиолокационного высотомера, а для подрыва боевой части в зоне встречи с целью используется ИК-взрыватель.

В полной конфигурации корабельный вариант “Тришула” был впервые испытан 3 июня 1998 г. Предусматривалось развертывание комплекса “Тришул” к 2002-2003 гг., однако этот вариант предполагалось использовать только для тренировки боевых расчетов и выработки принципов его боевого использования. Одновременно планировалось продолжать разработки следующего варианта “Тришул”. Его отличительными особенностями должны были стать вертикальный старт и повышенная эффективность в борьбе с противокорабельными ракетами. Достижение начальной степени готовности этого варианта “Тришула” планировалось на 2010 г.

Однако, в 2001 г. при испытаниях “Тришула” возникли значительные проблемы. Так, проведенные в мае 2001 г. пуски в рамках восьмой серии испытаний вызвали “глубокое разочарование” в DRDO, после того как две ракеты, запущенные с корабля, потеряли управление и разбились. Это значительно осложнило положение программы, особенно в свете того, что за месяц до этих пусков во время наземных испытаний взорвалась еще одна ракета. Вскоре после неудачных испытаний представители DRDO сообщили о намеченной реорганизации работ по этой программе.

Таким образом, несмотря на значительные успехи, достигнутые индийскими специалистами, современный уровень развития научно-технической и военно-промышленной базы Индии не позволяет им обеспечить полную независимость страны при оснащении вооруженных сил современным ракетным оружием. Учитывая же складывающуюся вокруг Индии ситуацию, ее руководство по-прежнему сохраняет приверженность к приобретению наиболее сложных видов вооружений и военной техники за рубежом.

По расчетам экспертов, в настоящее время емкость индийского рынка вооружений находится на одном из первых мест в мире. Уже в 2002 г. Индией было запланировано увеличение объема закупок вооружений на треть. При этом общие расходы на эти приобретения должны были составить $4,5 млрд.

Россия, которая до недавнего времени была эксклюзивным импортером в Индию вооружений и военной техники, в этой ситуации, безусловно, находится в весьма выгодном положении. Ведь именно российское оружие определяет сегодня обороноспособность Индии, объем торговли оружием между Россией и Индией в последнее десятилетие составлял в среднем $400-500 млн. в год, а в конце 1998 г. было подписано Соглашение о военно-техническом сотрудничестве между Россией и Индией до 2010 г.

Но подобная “безоблачная” для России ситуация постепенно начинает меняться. В 2001 г. Индия приступила к проведению реформ, которыми предусматривается переоснащение вооруженных сил страны новейшими видами вооружения в ускоренные сроки и с широким привлечением зарубежных инвестиций и технологий. Летом 2002 г. руководство Индии сообщило о новой экспортной политике страны в области продажи оружия, в соответствии с которой государственные оборонные фирмы смогут продавать изготавливаемое ими оружие в дружественные страны по любой цене и без получения разрешающего сертификата от министерства обороны. Эта, во многом характерная для прежнего СССР, политика в области торговли оружием сегодня рассматривается Индией в качестве одного из способов ограничения влияния Китая и Пакистана на государства южноазиатского региона — Мьянму, Индонезию, Непал, Малайзию, Таиланд, Бутан и Шри-Ланку. В свою очередь, в последние годы Индия также приступила к диверсификации своего оружейного импорта, делая в первую очередь ставку на Израиль, США, Великобританию, Францию и ЮАР.

Так, в сентябре 2002 г. начались активные переговоры с израильской фирмой “Израиль эйркрафт индастриз” и французской “Талес” с целью приобретения разведывательного оборудования для оснащения истребителей, новых РЛС, авиационных средств ДРЛО, беспилотных ЛА и аэростатов.

В области же приобретения зенитных ракетных средств позиции российских производителей по-прежнему находятся на достаточно высоком уровне. Так, в середине 1999 г. были начаты поставки в Индию ЗРАК “Тунгуска-М1”, в декабре 2000 г. подписан контракт на поставку нескольких сотен ПЗРК “Игла”. В течение нескольких последних лет Индия рассматривает возможные варианты приобретения значительно более мощных зенитных ракетных средств – ЗРК С-300ПМУ1, С-300В и “Антей-2500”, обладающих серьезным противоракетным потенциалом.

Но в этом секторе вооружений буквально “на пятки” российским ракетчикам наступает Израиль, находящийся сегодня на третьем месте по объему поставляемых в Индию вооружений. И в ближайшие годы одним из наиболее значительных прорывов Израиля на индийский рынок может стать продажа противоракетного комплекса “Эрроу-2”.

К этому комплексу Индия проявляет интерес уже несколько лет. Еще в июне 1996 г. с неофициальным визитом в Израиле побывал один из руководителей DRDO, который был ознакомлен с ходом работ над “Эрроу”. В дальнейшем между Израилем и Индией была достигнута договоренность о поставке в Индию входящей в состав этого комплекса системы управления огнем “Green Pine”.

Но основным противником приобретения Индией “Эрроу” стали США, принимавшие участие в его создании и оплатившие большую часть стоимости программы. В результате Израиль был вынужден подписать с США соглашение о разграничении полномочий по реализации технологий, использованных при создании “Эрроу”. В соответствии с ним в 1999 г. Израиль отказался от своих планов экспорта компонентов “Эрроу” и принял на себя обязательство делать это в дальнейшем только после консультаций с США.

Пока же наиболее значительной сделкой между Израилем и Индией является приобретение последней в 2001 г. за $270 млн. нескольких корабельных ЗРК “Барак”, способных одновременно поражать две воздушные цели на дальности до 10 км. Это приобретение Индия была вынуждена сделать в результате задержек в программе создания ЗРК “Тришул”.

Первый поставленный в Индию ЗРК “Барак” был установлен на индийском авианосце “Вираат”. Ожидается, что в ближайшее время “Барак” появится еще на некоторых кораблях, где им предполагается заменить приобретенный несколько десятилетий назад в СССР ЗРК “Волна”.

С недавних пор интерес к средствам ПВО, находящимся на вооружении индийской армии, проявляет и Польша. В 2000 г. польская фирма “Сенрекс Трейдинг” подписала контракт на выполнение работ по модернизации ЗРК “Квадрат” и “Оса”, поставленных в Индию еще Советским Союзом.