Александр Яворский (Продолжение. Начало в N3, 1999 г.)

Штурмовик Су-25Т. Пуск управляемой ракеты Х-25MЛ с лазерной системой наведения.Одним из известнейших летчиков Су-25 был старший лейтенант Константин Павлюков, которому в описываемый период было всего двадцать три года. Во время одного из боевых вылетов в декабре 1986 г. Павлюков уничтожил два “Стингера”: первую ракету — очередью бортовой пушки, вторую — залпом НУРС, чем спас жизнь своего ведущего, лейтенанта А. Почкина. Счастливая звезда К. Павлюкова закатилась 21 января 1987 г., когда при взлете с аэродрома Баграм его самолет был сбит ПЗРК “Стингер”. Летчик благополучно покинул машину, но приземлился в районе расположения Исламского комитета. Попытки вертолетчиков спасти летчика были сорваны сильным наземным огнем противника.

После катапультирования Павлюков повис на дереве, зацепившись парашютом. Он отстреливался до последнего патрона, был ранен в ноги. После прекращения огня душманы предложили ему сдаться. К.Павлюков сказал, что сдастся только командиру этой группы моджахедов. Когда главарь банды со своим окружением подошел к летчику, тот двумя ручными гранатами подорвал себя и еще шесть человек. Старший лейтенант Константин Павлюков был награжден званием Героя Советского Союза посмертно.

Ганс Генри Стапфер, автор книги “Su-25 Frogfoot in action”, изданной в 1992 г., считает самым известным Су-25, отличившимся в афганской войне, машину Т8-15, на которой якобы и летал А. Руцкой, дважды возвращаясь на базу на горящем штурмовике. По версии Стапфера впоследствии этот самолет Руцкого (Т8-15) был доставлен на тбилисский авиационный завод и переоборудован для проведения различных испытаний. А в июне 1989 г. был перекрашен и под номером “301” отправлен для первой публичной демонстрации в Ле Бурже. После возвращения из Парижа этот самолет был модифицирован для испытаний оружия, а по их завершении передан в авиационный музей под открытым небом на Ходынке с номером “301” и надписью “Александр Руцкой” на подфонарной раме. Такая получилась красивая легенда, в очередной раз связанная с Руцким, в которой переплелись события, относящиеся к двум разными самолетам Су-25.

На самом деле самолет Су-25 (Т8-15, заводской номер 10192) был построен в 1988 г. и действительно имел на борту номер “15”, но никогда не летал в небе Афганистана, и тем более не имел никакого отношения к А. Руцкому, который воевал на совершенно другом самолете с таким же номером, но приписанном к строевой части. После испытаний самолета Т8-15 в 1989-1990 гг. на серийных самолетах стали устанавливаться новые двигатели Р-195 с увеличенной тягой и уменьшенным ИК-излучением. Заново покрашенный самолет Т8-15 с бортовым номером “301” был отправлен на 38-й авиасалон в Ле Бурже, на котором он пилотировался Анатолием Ивановым, летчиком-испытателем ОКБ Сухого.

Затем “парижанин” использовался для отработки применения пикирующих мишеней, а уже потом, с тем же номером “301”, с подфонарной надписью “Анатолий Иванов”, а также бортовой информацией на русском и английском языках, оставшейся после посещения авиационного салона, был передан в “музей” на Ходынке, который открылся в июле 1991 г. До его появления в музее была установлена машина Т8-12. Штурмовик Су-25 (Т8-15, борт 301) простоял на Ходынке до 2002 г.

11 июня 2002 г., в канун Дня России, самолет Су-25 (Т8-15) перевезли на территорию ОКБ Сухого, где он занял почетное место на специально сооруженном для него пьедестале в компании с другими известными “суховскими” самолетами (ближним бомбардировщиком Су-2 времен Великой Отечественной войны, истребителем-бомбардировщиком Су-17М2Д, истребителем завоевания превосходства в воздухе Су-27), а также истребителем И-153 “Чайка” разработки Н.Н. Поликарпова.

При выводе советских войск из Афганистана вооруженным силам республики было оставлено значительное количество военной техники. Сведения о числе переданных афганским ВВС самолетов и вертолетов разноречивы, в ряде сообщений иностранных источников указываются около 24-30 самолетов МиГ-23, МиГ-21 последних модификаций, 10-20 истребителей-бомбардировщиков Су-22, вертолеты Ми-24, Ми-25, Ми-35, Ми-8 и Ми-17, 18-24 учебно-тренировочных самолетов L-39, транспортные самолеты Ан-12, Ан-14, Ан-24, Ан-26, Ан-30 и Ан-32.

Некоторые иностранные источники сообщают, что военно-воздушным силам Афганистана были переданы также около 50 самолетов Су-25, естественно без указания состояния этих машин. К концу 1991 г., по данным ежегодно публикуемого журналом Military Technology альманаха вооруженных сил мира, ВВС Афганистана насчитывали из самолетов ОКБ Сухого 90 Су-7, Су-20, Су-22, одну эскадрилью с 12 Су-17 и 50 штурмовиков Су-25. В это количество входили как самолеты, состоявшие на вооружении афганских ВВС до начала войны, так и полученные в ходе боевых действий и оставленные после ухода советских войск из Афганистана. В конце 1991 г. все поставки советских вооружений и военной техники Афганистану непосредственно из Советского Союза были прекращены.

Отрицать наличие в Афганистане, по крайней мере в начале 90-х годов, самолетов Су-25 не представляется возможным, так как в декабре 1992 г., в ходе борьбы за Кабул между правительством Наджибуллы и вооруженными группировками Ахмат Шах Массуда, Абдулы Рашида Достама и Гульбуддина Хекматияра, Достам угрожал вызвать свои истребители-бомбардировщики с авиабазы в Мазари-Шарифе. В ответ на эту угрозу с аэродрома в Баграме появились штурмовики Су-25, которые совершали облеты Кабула, демонстрируя преданность законному правительству.

По данным журнала World Air Power (сентябрь 1993 г.), непосредственно после ухода советских войск ВВС Афганистана номинально состояли из восьми авиаполков, двух отдельных эскадрилий и летной учебной школы. Согласно этим данным, 321-й истребительно-бомбардировочный полк базировался в Баграме и имел на вооружении неустановленное количество самолетов Су-17 и Су-25. В Мазари-Шарифе базировался 393-й истребительно-бомбардировочный полк, вооруженный самолетами МиГ-17 и МиГ-15УТИ, а также Су-25 и МиГ-21. В Шинданде базировался 355-й истребительно-бомбардировочный полк, на вооружении которого ранее состояли фронтовые бомбардировщики Ил-28, а в рассматриваемый период — самолеты Су-22М4, Су-25 и МиГ-27.

Иностранные издания, помещающие ежегодные публикации о составе ВВС стран мира (Flight International, Aviation Week and Space Technology), в 1997-1998 гг. стабильно указывали в составе ВВС Афганистана из самолетов ОКБ Сухого более 50 Су-17, Су-20, Су-22 и только 12 штурмовиков Су-25. В альманахе вооруженных сил мира журнала Military Technology (январь 2000 и январь 2001 гг.) среди боевых самолетов в составе ВВС Афганистана числятся только около 20 МиГ-21 и 15-20 Су-22; а штурмовики Су-25 отсутствуют вовсе.

Ничего также не сообщается о случаях перегона самолетов Су-25 на территорию сопредельного Пакистана, как это было с афганскими истребителем-бомбардировщиком Су-22М4 (борт 804) и вариантом самолета МиГ-21 (борт 957), применявшегося преимущественно для атаки наземных целей.

Вероятнее всего, на территории Афганистана действительно было оставлено некоторое (и, возможно, весьма значительное) количество самолетов Су-25, часть из которых не подлежала восстановлению или доставляла дополнительные трудности по транспортировке, а также машины в летном состоянии, предположительно принадлежавшие к ранним сериям выпуска.

(Продолжение следует)