1 февраля 2003 г. на этапе спуска с орбиты после завершения 16-суточного космического полета на высоте около 61 км потерпел катастрофу многоразовый космический корабль “Колумбия”. Погибли семь астронавтов: шесть граждан США (командир экипажа Рик Даглас Хазбанд, пилот Уильям Кэмерон МакКул, специалисты полета Дэвид МакДауэлл Браун, Лорел Блэйр Солтон Кларк, Майкл Филлип Андерсон, бортинженер Калпана Чаула) и первый астронавт Израиля, специалист по полезной нагрузке Илан Рамон. Это был 113-й полет системы Space Shuttle и 28-й полет “Колумбии” (миссия STS-107). Космос всегда представлял большую опасность для пилотируемых космических полетов. На сегодняшний день с 1961 г. стартовали 430 чел., и уже 18 из них не вернулись на Землю.

Состояние “Колумбии”16 января во время запуска на стартовой позиции и участке выведения, как обычно, было зафиксировано несколькими телекамерами. Непосредственно в ходе старта STS-7 ничего особенного технические специалисты не заметили. Однако уже на следующий день при детальном просмотре пленок на них был замечен светлый объект, который появился на 81-й секунде полета в области переднего узла крепления орбитальной ступени к внешнему топливному баку. Затем, промелькнув, он ударился об левое крыло корабля с нижней стороны, вблизи от передней кромки, и разрушился на мелкие куски. Нижняя поверхность левого крыла была видна другой камере, однако из-за недостаточного разрешения невозможно было выявить разницу между снимками до и после удара, в результате чего не была обнаружена какая-либо зона повреждения или цветовые изменения.

Об ударе по левому крылу “Колумбии” было известно еще в ходе полета, однако ничего не было известно о степени повреждения крыла, и тем самым трудно было прогнозировать возможные последствия, хотя сам факт удара у многих специалистов вызвал некоторые беспокойства. Обдумывалась даже необходимость выхода членов экипажа международной космической станции (МКС) в открытый космос с целью осмотра нижней поверхности крыла состыкованного к ней корабля Space Shuttle. Для этого понадобилась бы установка автономного перемещения астронавта в космосе. Однако вызванное в начале беспокойство по поводу удара левого крыла куском теплоизоляции (по всей вероятности плиткой) внешнего бака во время старта, по-видимому, расценивалось специалистами как не имеющее серьезных оснований.

… 1 февраля в день спуска с орбиты погода во Флориде была неблагоприятной для посадки. Астронавты уже подготовились к спуску с орбиты (надели скафандры, сориентировали корабль для выдачи команды на торможение), а руководитель посадочной смены в Центре Джонсона Лерой Кейн в то время все еще тянул с решением. Лишь за 6 мин до расчетного времени он дал разрешение на сход с орбиты. На высоте 283 км были включены двигатели на торможение. За 158 с их работы корабль опустился глубоко в атмосферу. Началось интенсивное торможение “Колумбии” в атмосфере. Через 2 мин после этого датчики температуры в различных точках левого крыла начали регистрировать ее необычный рост, а некоторые перестали работать. Экипаж об этом не знал, а Центре управления полетами (ЦУП) эту ситуацию восприняли спокойно. Через некоторое время пропала информация с датчиков давления и температуры шин колес левой стойки. Об этом в кабину корабля поступил аварийный сигнал и экипаж доложил в ЦУП. После этого примерно через минуту прервалась связь и прекратилось поступление телеметрии с “Колумбии”. К этому времени левое крыло корабля прогорело и разрушалось. Системе управления корабля не удалось справиться с резко увеличивающимся аэродинамическим сопротивлением. Корабль развернуло и он начал разрушаться. Пошли вспышки, появились отдельные его фрагменты. “Колумбии” больше нет.

Могла ли предположить Земля такое развитие событий? На предпосадочном брифинге для журналистов 31 января Лерой Кейн сообщил, что система посадки корабля исправна. Единственная проблема — это возможное легкое повреждение корабля во время запуска. Однако он сказал: “Никаких тревог у нас нет. Мы ничего не изменили в том, что касается посадочной траектории. Это будет номинальная, стандартная траектория”.

Кейн также напомнил, что посадка с наклонением 39 градусов ранние утренние часы предоставит жителям Калифорнии, Аризоны и Нью-Мексико редкую возможность наблюдать прохождение шаттла через плотные слои атмосферы. “Это будет очень интересное зрелище для людей, которые никогда не видели его полет ночью. На это стоит посмотреть”. Эти слова еще раз доказывают, что угроза аварии не считалась реальной.