Владимир Коровин  

Пуск Sea SparrowАнализ войн и военных конфликтов последних десятилетий, показывает, что наибольшую нагрузку по отражению авиационных и ракетных ударов, как правило, несут зенитные ракетные комплексы (ЗРК) средней и малой дальности. Именно этим объясняется то главенствующее положение, которое в настоящее время занимают эти средства в соответствующем сегменте мирового рынка вооружений и то внимание, которое уделяет большинство развитых государств работам по их дальнейшему совершенствованию.

При этом одной из тенденций в этих работах становится использование в качестве ЗУР ракет, изначально создававшихся для использования в качестве авиационных ракет класса «воздух-воздух», аналогично тому, как в 1960–1970 гг. для этих целей были адаптированы и модернизированы ракеты «Сайдуиндер» и «Сперроу». Их широкое использование в составе ряда сухопутных и корабельных ЗРК показало, что подобное решение имеет ряд существенных преимуществ, например, связанных с уменьшением стоимости создания ЗРК, а также снижением стоимости ракет за счет увеличения объемов их выпуска.

Вот уже почти полвека классическим примером ЗРК средней дальности является американский ЗРК «HAWK» с ЗУР MIM-23, первый пуск которой был осуществлен еще в августе 1955 г. За прошедшие десятилетия как комплекс, так и ракета неоднократно модернизировались. Последний из вариантов модернизации, выполненный в середине 1990 гг. под обозначением ««Improved HAWK Phase 3», также был наделен определенными возможностями для борьбы с тактическими баллистическими ракетами малой дальности. К настоящему времени различные варианты ракет MIM-23, которых изготовлено более 36 тыс. штук, находятся на вооружении в 20 странах мира.

Впрочем, если для замены ЗРК «HAWK» уже реализуются соответствующие программы, то для самих ракет MIM-23, находящихся на этапе завершения своего жизненного цикла, одним из наиболее рациональных путей дальнейшего использования является их переделка в ракеты-мишени. Один из недавно предложенных вариантов подобного решения представляет собой двухступенчатую мишень, состоящую из крылатой ракеты «Tomohawk» и ракеты MIM-23, которая способна после отделения от первой ступени выполнить полет по траектории, имитирующей полет сверхзвуковой противокорабельной ракеты.

Наиболее значительные планы по модернизации средств ЗРК «HAWK» связываются рядом государств с введением в его состав авиационной ракеты AIM-120 (AMRAAM). При этом должно быть обеспечено сохранение существующих зон поражения воздушных целей, а также реализуются более высокие возможности «HAWK» по поражению высокоскоростных маловысотных целей.

Первый вариант ракеты AIM-120А, разработанной фирмой «Hughes», поступил на вооружение американских ВВС еще в 1991 г. Однако окончание «холодной» войны значительно сократило потребности в подобном оружии: к 1998 г. их объем выпуска незначительно превысил 10 тыс. ракет, в несколько раз меньше предполагавшегося. Значительное влияние на это оказали как политические пристрастия американского руководства, ограничившего поставки AMRAAM ряду государств, так и достаточно высокая стоимость ракеты, достигавшая на начальных этапах серийного выпуска $1 млн. С целью увеличения объемов выпуска ракет и соответствующего снижения их стоимости специалистами фирмы «Hughes» было предложено использовать AIM-120А в качестве ЗУР с дальностью действия порядка 20 км.

Первым реализованным вариантом, предусматривавшим использование этих ракет в составе наземной системы ПВО, стала норвежская система NАSАМS (Norwegian Advanced Surface to Air Missile System), контракт на создание которой был подписан в марте 1994 г. Весной 1995 г. первая система была готова, а в дальнейшем несколько комплексов NАSАМS было также приобретено Испанией.

Одновременно с NАSАМS в середине 1990 гг. фирмой «Hughes» (вошедшей в дальнейшем в состав «Raytheon») ракета AIM-120А была предложена в составе комплекса ПВО АdSAMS (Advanced Surface-to-Air Missile System). Как сообщалось, его первое испытание было выполнено в 1992 г. Однако проявленный в те годы рядом государств (Австрией, Египтом, Австралией, Кувейтом и др.) интерес к АdSAMS не получил дальнейшего развития.

Еще одной работой, связанной с адаптацией AIM-120А с целью ее использования в качестве ЗУР стала попытка придания ей способности вертикального старта. Но этот вариант, получивший обозначение АSАМ-1 не показал каких-либо значительных преимуществ перед наклонно стартующими вариантами AIM-120А, которые к середине 1990 гг. стали рассматриваться в качестве возможной замены ракетам ЗРК «Hawk». Так, уже в октябре 1995 г. Армией США был проведен первый успешный пуск AIM-120А с пусковой установки HAWK, а в дальнейшем были начаты и эксперименты по использованию для запуска этих ракет легких и дешевых пусковых установок на основе автомобиля HMMWV.

Первые бросковые пуски АМRAАМ с HMMWV были выполнены в августе 1997 г., а первый пуск по мишени, представлявшей аналог крылатой ракеты, состоялся 16 июля 1998 г.

В настоящее время ведутся испытания еще одной системы ПВО, в составе которой используется АМRAАМ. Требования к этой системе, обозначаемой CLAWS (Complementary Low Altitude Weapon System), были подготовлены еще в начале 1998 г. и в соответствии с ними концепция системы представляет собой дешевую перспективную высокомобильную маловысотную систему ПВО. В ее составе должны использоваться немодифицированные средства ЗРК «Avendger», обеспечиваться совместимость со средствами ее управления, перевозка на борту самолета С-130. Испытания, которые были проведены в 2003 г. на полигоне Уайт-Сэндс показали работоспособность системы CLAWS в различных условиях, в том числе и в ночное время, а в августе 2004 г. были выполнены первые пуски АМRAАМ в составе CLAWS по мишеням.

В феврале 2004 г. фирмой «Raytheon» от Армии и Корпуса морской пехоты США был получен контракт стоимостью $127 млн на полномасштабную разработку еще одной перспективной системы ПВО SL-АМRААМ (Surface-Launched АМRААМ), создаваемой на базе ракеты АМRAАМ. Вариант ракеты, создаваемой для этой системы, также рассматривается с целью его возможного использования в дополнение к ракете РАС-3, в составе разрабатываемого ЗРК средней дальности МЕАDS.

Осенью 2004 г. предложение о введении АМRААМ в состав сухопутных комплексов ПВО сделано также польским предприятием WZU-2, находящемся в г. Грудзендз. По заявлениям польских специалистов АМRААМ может стать основной ЗУР, используемой в составе модернизированных вариантов самоходных ЗРК типа «Квадрат» и «Оса-АКМ». При этом в составе усовершенствованного варианта «Оса-АКМ» предусматривается установка, разработанной специалистами WZU-2 пассивной системы обнаружения, слежения и идентификации цели SIC-12, ряда цифровых систем, средств РЭБ, комбинированной наземной системы навигации и цифровых систем связи. В составе системы SIC-12 будут использоваться новые оптико-электронные приборы с ИК-камерой переднего обзора, камерой для работы в дневное время, лазерный дальномер, система идентификации «свой-чужой» АN/ТРХ-56, разработанная американской фирмой «Raytheon» и новое программное обеспечение, разработанное WZU-2 с целью обеспечения большей эффективности действия дистанционного взрывателя ракеты. Модернизированный ЗРК также будет снабжен автоматической системой самодиагностики и системой контроля окружающей обстановки.

Следует отметить, что предложения об использовании АМRААМ в составе различных систем ПВО до настоящего времени, как правило, связываются с ее первыми вариантами. В то же время в последнее десятилетие фирмой «Raytheon» был выполнен ряд исследовательских и конструкторских работ в области усовершенствования элементов бортовой аппаратуры, боевой части и двигательных установок, позволивших значительно усовершенствовать исходный вариант AIM-120А. В ближайшие годы ожидается еще более значительный прирост характеристик этой ракеты, которые, безусловно, будут востребованы разработчиками перспективных систем ПВО, например, уже упоминавшейся МЕАDS.

Изначально эта система предназначалась для замены находящегося на вооружении около 30 лет ЗРК «Improved HAWK» и в над ее созданием с середины 1990 гг. работают фирмы США, ФРГ и Италии. Однако «зеленый свет» полномасштабной разработке был дан только осенью 2004 г., после завершения ряда демонстрационных работ и исследований по снижению технического риска разработки. Именно на этом этапе немецкой компанией BGT было предложено ввести в состав системы новейшую авиационную ракету IRIS-Т, а в 2003 г. это предложение было рассмотрено немецким правительством.

Как отмечалось, подобное предложение немецких специалистов в значительной степени связано с высокой стоимостью ракет РАС-3, рассматриваемых в качестве основного огневого средства МЕАDS. В результате, МЕАDS в значительном количестве случаев будет использоваться для отражения атак летательных аппаратов, имеющих меньшую стоимость, чем стоимость самой ЗУР.

Разработка авиационной ракеты IRIS-T (Infra-Red Improved Sidewinder-with Thrust Vector Control), предназначенной для вооружения самолетов типа «Еврофайтер» и «Торнадо» была начата в 1995 г. фирмами ФРГ, Канады, Италии, Греции, Норвегии и Швеции во главе с немецкой BGT. В ее составе был реализован ряд перспективных решений, в том числе, сканирующий ИК-датчик, дистанционный взрыватель, оптимизирующий место подрыва боевой части, и осколочная боевая часть с фрагментами двух размеров, для максимизации ее эффективности против различных целей – от больших транспортных вертолетов до малоразмерных крылатых ракет. Разработчиками IRIS-T также неоднократно отмечалось, что созданная ими ракета имеет избыток возможностей, которые могли бы быть использованы для ее последующей модернизации. Например, для решения задач по перехвату авиационных или зенитных ракет противника.

К середине 2002 г. были завершены испытательные пуски IRIS-T с работающей системой наведения и в настоящее время разворачивается ее серийное производство. В ближайшие годы предполагается изготовление до 4000 ракет этого типа, в том числе 1250 ракет для ФРГ и около 700 ракет для Испании.

Как сообщается, для обеспечения запуска с земли IRIS-Т может быть модифицирована за счет установки на нее стартового ускорителя или использования большего по размерам маршевого двигателя. Это позволит ей достичь дальности действия 25 км. Кроме того, для улучшения аэродинамических характеристик, ракета могла бы стартовать с отделяемым в полете носовым обтекателем, чтобы обеспечить эффективную работу ИК-ГСН. При этом передача данных для управления полетом ракеты будет осуществляться от наземных РЛС, которые будут выводить IRIS-Т в зону перехвата, где должен осуществляться захват цели ИК-ГСН.

В качестве пусковой установки для ракеты разработчики предполагают использовать «Мерседес-Бенц Унимог 5000», на котором могло бы устанавливаться до восьми ракет. Подобный выбор обосновывается требованиями немецких военных к максимальному облегчению пусковой установки, что стало для них особенно важным в связи с их тем, что они все более сосредотачиваются на действиях на удаленных театрах военных действий.

Предполагается, что разработка наземного варианта IRIS-Т могла бы вестись параллельно с МЕАDS. При этом начальные поставки могли бы состояться уже в 2008 г., одновременно с началом летных испытаний ЗРК. В то же время, пока еще не определено какое количество ракет IRIS-Т предстоит изготовить дополнительно к ранее принятой программе их производства.

Предложение об использовании еще одной авиационной ракеты в качестве ЗУР сделано европейским концерном МBDA и оно связано с разработанной в 1990-х гг. французской фирмой «Matra» ракетой МICA (Missile d’Interception, de Combat et d’Autodefense). Ставшая десять лет назад европейским ответом американской ракете AMRAAM ракета МICA имеет в полтора раза меньшую массу (112 против 160 кг) и существует в двух вариантах. Первый вариант МICA, находящийся в производстве с 1996 г., оснащен активной радиолокационной ГСН, второй, находящийся в производстве с 2000 г. – двухрежимной тепловизионной ГСН. Это позволяет, в зависимости от выполняемой задачи, запускать с одного и того же носителя ракеты различной комплектации. При этом связь между пусковой установкой комплекса и ракетами может достаточно длительное время осуществляться через линию передачи данных, поэтому ракеты могут приблизиться к цели в режиме инерциального наведения, а атакуемая цель при этом не сможет определить тип используемой ракетой ГСН и, соответственно, выбрать наиболее эффективную тактику противодействия ее атаке. В результате, летчик атакуемого самолета будет вынужден использовать дипольные отражатели, радиолокационные ловушки и трассеры, выполнять неоптимальные маневры, и делать, в конечном счете, свой самолет более уязвимым.

Впрочем, в отличие от лидирующей в своем сегменте рынка вооружений ракете AMRAAM, европейская МICA в настоящее время находится на вооружении только 5 стран. Немаловажным фактором ее столь ограниченного распространения стала стоимость ракеты, превосходящая стоимость AMRAAM более чем в два раза.

В своем наземном варианте VL МICA предлагается как уже практически существующая и освоенная в производстве и эксплуатации ЗУР вертикального старта с дальностью действия до 10 км, пусковые установки для которой могут быть установлены на шасси любой автомашины пятитонного класса, либо в неподвижном варианте, при которой пуск ракеты может осуществляется из пусковых установок, находящихся в укрытиях.

Демонстрируя серьезность своих намерений, осенью 2002 г. концерном МBDA было организовано проведение демонстрационного вертикального пуска МICA из наземной пусковой установки.

Аналогичным образом предлагается и корабельная версия ЗУР VL МICA, совместимая с пусковым контейнером корабельной ЗУР «Sea Wolf».

Близкую концепцию использования авиационных ракет в качестве ЗУР выдвинули израильские фирмы «Rafael» и IAI, предложившие в 2004 г. мобильный ЗРК «Spyder-SR», имеющий зону действия от 1 км до 15 км по дальности и от 20 м до 9 км по высоте и способный поражать практически все виды аэродинамических средств воздушного нападения – от самолетов и вертолетов до различных видов высокоточного оружия. В качестве ЗУР для «Spyder-SR» предложены наиболее совершенные израильские авиационные ракеты «Python-5» и ««Derby». Первая из них оснащена двухдиапазонной ИК-ГСН, вторая – активной РлГСН и новейшей программируемой системой радиоэлектронной защиты от помех, что позволяет реализовывать варианты действия по самолетам противника, аналогичные предложенным специалистами концерна МBDA для ракеты VL МICA, включая захват цели ГСН до или после старта ракеты, выбор типа ракеты для атаки цели, в зависимости от используемых ею мер противодействия.

В состав стандартной батареи ЗРК «Spyder-SR» будет входить шесть пусковых установок ракет (на каждой – по две ракеты «Python-5» и две «Derby») и один командный пункт. Командный пункт будет оснащаться трехкоординатной РЛС Elta EL/M2106 ATAR 3D, способной обнаруживать и сопровождать одновременно несколько целей.

Еще один вариант перспективной ЗУР средней дальности был предложен фирмой «Rafael» практически одновременно со «Spyder-SR». При этом израильские специалисты предложили крайне редко встречающийся в ракетной технике подобного назначения модульный вариант конструкции. Так, в качестве маршевой ступени этой ракеты должна использоваться авиационная ракета «Derby», а в качестве ускорителя – твердотопливный двигатель ЗУР малой дальности «Barak-1» с газодинамической системой управления. Как сообщается, дальность действия этого 180-кг вертикально стартующего тандема может составить 40 км.