На фоне размышлений в СМИ по поводу упадка в отечественной космической отрасли и утери космического лидерства России неожиданностью стала отмена администрацией США запрета на приобретение «Союзов» и разрешение закупать российскую космическую технику до 2012 г., когда НАСА создаст новое поколение транспортных кораблей. А присутствие главы НАСА М. Гриффина на стартовых операциях и старте 1 октября 2005 г. корабля «Союз ТМА-7» с экипажем 12-й экспедиции на МКС явно обозначили принципиально новый этап в сотрудничестве России и США в космонавтике. Однако есть направление, где это сотрудничество практически не ослабевало — это подготовка космических экипажей. В связи этим, а также со значительными датами в истории отечественной пилотируемой космонавтики в 2005 – 2006 гг. редакция нашего журнала обратилась с вопросами к начальнику Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина Циблиеву Василию Васильевичу.

Василий Васильевич Циблиев
Василий Васильевич, ЦПК им. Ю.А. Гагарина выполняет многообразные, сложные функции в интересах многих ведомств и государств. Расскажите, пожалуйста, о них. Кому и как центр подчиняется, как это согласуется с требованиями времени?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Циблиев Василий Васильевич

Родился 20 февраля 1954 г. в Крыму. В 1975 г. окончил Харьковское ВВАУЛ. Проходил службу в частях ВВС в должностях летчика, командира авиационного звена, заместителя командира эскадрильи. В 1987 г. окончил ВВА им. Ю.А. Гагарина.
В 1987 – 1998 гг. — космонавт ЦПК ВВС. Совершил два космических полета: с 1 июля 1993 г. по 14 января 1994 г. в качестве командира «Союза ТМ-17» по программе ЭО-14 на ОК «Мир»; с 10 февраля по 14 августа 1997 г. командиром «Союза ТМ-25» по программе ЭО-23 на станции «Мир».
В феврале 1995 г. назначен на должность заместителя командира отряда космонавтов ЦПК, оставаясь при этом инструктором-космонавтом-испытателем. С июня 1998 г. — заместитель начальника 1-го управления (по подготовке космонавтов), а с апреля 2000 г. — заместитель начальника РГНИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина.
Указом Президента РФ от 9 сентября 2003 г. назначен начальником РГНИИ ЦПК им. Ю.А. Гагарина.
В.В. Циблиев — военный летчик 1-го класса (1979), космонавт 2-го класса (1994). Герой Российской Федерации (1994). Среди его наград медаль NASA «За общественные заслуги». Вице-президент Российской академии космонавтики им. К.Э Циолковского.
14 октября 2005 г. на конференции академии В.В. Циблиеву вручена Серебряная медаль академика В.Ф. Уткина.

Главная Задача Центра — отбор космонавтов и их подготовка к полету. Она включает общекосмическую подготовку, подготовку в группах и непосредственную подготовку к полету.

Доставка космонавтов на орбиту и возвращение их на Землю в России осуществляется космическими кораблями «Союз» различных модификаций. Центр располагает комплексными и специализированными тренажерами этих кораблей, которые позволяют отрабатывать действия экипажей на всех этапах полета: выведение на орбиту, стыковку корабля с орбитальным пилотируемым комплексом, задачи орбитального полета, а также возвращение экипажа на Землю.

В Центре проводятся научные исследования и испытания в интересах совершенствования методики подготовки космонавтов, медико-биологического обеспечения, эргономики, повышения эффективности деятельности экипажа на орбите, выявления возможных нештатных ситуаций в полете.

Исторически сложилось, что Центр подчиняется как Министерству обороны, так и Федеральному космическому агентству. Это вызвано многими факторами и в первую очередь более эффективному использованию лабораторной и тренажной базы, испытательных стендов и оборудования в интересах министерств и ведомств бюджетного финансирования. В этом есть и положительные и отрицательные стороны.

Однако, резкое изменение сложившихся систем взаимодействия требует значительного увеличения финансовых средств и в переходный период может негативно сказаться на качестве подготовки космонавтов и полноте выполнения международных обязательств.

Согласно «Положению о космонавтах» все кандидаты в бортинженеры должны отбираться из сотрудников РКК «Энергия». Известно и о планах Института медико-биологических проблем сформировать на своей базе отряд космических медиков. Насколько оправдана раздельная подготовка экипажа и до какого этапа?

Идея единого отряда космонавтов не новая, но она более затратная, чем существующая, когда все кандидаты в космонавты проходят единый курс общекосмической подготовки в Центре, а затем работают в своих коллективах и поддерживают профессиональный уровень периодическими сборами. Когда же формируется экипаж для конкретного полета, то подготовка идет только в Центре. Станем богаче, тогда и реализуем идею единого отряда.

В ноябре 2003 года Вы впервые в роли начальника центра руководили в ЦУПе стартом очередной экспедиции на МКС и спуском с орбиты тех, кого она сменила. Запомнились ли они чем-то особенным?

Естественно, что круг обязанностей начальника Центра значительно больше. Мы несем ответственность за безопасность. Все старты и посадки за два последние года проведены на кораблях «Союз-ТМА». Здесь многое зависит от уровня подготовки именно наших космонавтов, и нам удалось этот вопрос решить подобающим образом. Очень важно, что все наши смежники — стартовики, управленцы, поисковики и медики были на высоте. Я чувствовал поддержку, верил в людей, в их высочайший профессионализм и психологическую устойчивость, старался за мелочами не упустить главное.

В марте 2005 года исполнилось 45 лет со дня начала подготовки в нашей стране космонавтов. Что в российской пилотируемой космонавтике Вы считаете самым важным за последние 10 лет?

Нам удалось убедить наиболее развитые страны мира в необходимости объединения усилий в пилотируемой космонавтике, доказать экономическую целесообразность и эффективность совместных работ в космосе. Нам удалось подтвердить свою ведущую роль в вопросах подготовки космонавтов и продемонстрировать надежность нашей космической техники.

В советские времена часто звучала песня, где были слова: «Должен и сын героем стать, если отец герой». Известно, что всего два человека собираются повторить подвиг своих отцов в космосе. Что Вы можете об этом сказать?

Да, действительно, на сегодняшний день в российском отряде космонавтов двое: подполковник Волков Сергей Александрович — сын Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР полковника Волкова Александра Александровича и подполковник Романенко Роман Юрьевич — сын дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР полковника Романенко Юрия Викторовича. Оба они окончили школу в Звездном городке, высшие военные училища летчиков, служили в строевых частях, успешно прошли курс общекосмической подготовки, а сейчас готовятся в экипажах по программе МКС.

Мы убеждены, что данный пример — очень положителен во многих отношениях. Однако реально сегодня и то, что доля детей военнослужащих, выбирающих дорогу отцов, в несколько раз меньше, чем это было 10 – 15 лет назад, что престижность военной и особенно летной профессии резко снизилась.

Впервые после длительного перерыва в центре готовится пополнение будущих космонавтов. Кто его составляет?

Учитывает ли подготовка очередного набора космонавтов будущее применение многоразовых универсальной ракеты «Ангара» и космического корабля «Клипер»?

В настоящее время в Центре практически завершена общекосмическая подготовка 11 кандидатов в космонавты, 4 из которых — от ЦПК, 3 — от РКК «Энергия», по одному — из Роскосмоса и ИМБП, 2 — из Казахстана. Все они показали высокий уровень знаний, и будут готовиться по программе МКС. Учитывая перспективу развития МКС, нам необходим еще один набор в ближайшее время. Однако программы подготовки наборов и завершившего подготовку, и предстоящего не учитывают специфики многоразового корабля.

Кто из числа иностранных граждан ожидает своей очереди на подготовку, кто сегодня ее проходит, сколько всего подготовлено иностранцев и сколько из них поднялось в космос?

За годы существования Центра в нем прошли подготовку 132 космонавта из 24 стран, 58 из которых выполнили космические полеты, причем пятеро слетали в космос по 2 раза. В настоящее время проходит подготовку космонавт Бразилии Маркос Цезарь Понте. Ориентировочно его полет может состояться весной 2006 года. Прошел подготовку космонавт Европейского агентства Томас Райтер. Есть заявки и от других стран. Однако перерыв в полетах шаттлов, вызванный аварией «Колумбии», существенно повлиял как на графики строительства МКС, ее снабжение расходными материалами, так и на осуществление полетов.

Около двух лет назад космической державой стала КНР. Ян Ливэй не проходил подготовку в ЦПК — видимо, это было принципиально для Китая. Каковы, по-Вашему, перспективы сотрудничества наших стран в подготовке пилотируемых полетов? Что Вы можете сказать в этом отношении об Индии?

Наше сотрудничество с Китаем в области подготовки пилотируемых космических полетов продолжается более 10 лет и имеет перспективу развития.

Что касается Индии, то после 1984 года, когда состоялся первый советско-индийский полет с участием Ракеша Шарма, наши контакты и сотрудничество в области пилотируемых полетов носят эпизодический характер. Однако мы не теряем надежды, что взаимное сотрудничество наших стран во многих областях сегодня может снова подняться до космической орбиты и продолжить его нам гораздо легче, чем начинать с чистого листа.

Что в плане организации и проведения работы на орбите наиболее существенно на сегодня во взаимоотношениях со странами — участницами проекта МКС и, в первую очередь, с США?

Исходя из многолетнего опыта совместной деятельности по подготовке и осуществлению космических полетов с НАСА, ЕКА и отдельными странами, качественно совершенствуются методики, оптимизируются программы, устраняются элементы дублирования. Можно сказать, что больших проблем во взаимоотношениях на уровне низшего и среднего звена, как с США, так и со странами ЕКА сегодня практически нет.

Какая организация в России внесла основополагающий вклад в создание тренажеров для подготовки космонавтов и астронавтов в ЦПК им. Ю.А. Гагарина?

В создании тренажеров у нас участвуют более сотни институтов, предприятий и фирм. Головным является Центр тренажеростроения России. Существенный вклад в их создание и оборудование вносит НИАО (г. Жуковский), РКК «Энергия», ГКНПЦ «Завод имени М.В. Хруничева».

Чем отличаются российские космические тренажеры от американских. Можно ли их сравнивать и в чью пользу, на Ваш взгляд, будет это сравнение?

Россия и США более 40 лет занимаются проблемами тренажеростроения и каждая страна естественно идет своим путем. Наше направление в создании комплексных тренажеров принципиально отличается от США тем, что мы создаем их на базе полномасштабных макетов космических объектов с имитацией всех факторов космического полета, используя вычислительные машины, оптические и механические имитаторы. Это значительно сложнее, чем математическое моделирование на компьютерах, но эффективнее в процессе обучения. Космонавты, астронавты и я при сравнении оценивают тренажеры в нашу пользу.

Известны обоснованные высказывания о том, что в космосе машина никогда не сможет заменить человека, и не менее весомые контраргументы. Перспективы авиации военного назначения во многом связывают с беспилотными летательными аппаратами. Ощущаете ли Вы тенденцию к вытеснению человека с орбиты за счет робототехники?

Нет, не ощущаю. На сегодняшний день присутствие человека на орбите очень незначительное, но довольно эффективное. Развитие робототехники только увеличит присутствие людей и расширит их возможности. Я — за тех, чьи аргументы: в космосе машина никогда в полной мере не сможет заменить человека.

Ваша экспедиция с Александром Лазуткиным на станцию «Мир» в 1997 году является одной из самых опасных. Пожар, поломка кислородной системы, столкновение грузового корабля с одним из модулей, разгерметизация… Что помогло Вам выдержать эти испытания?

Об этом много сказано и написано. Что помогло? — Вера в себя, вера в товарищей, четкое взаимодействие.