Мало кто из наших сограждан не ощущает позитивного характера слов «инновационное развитие» и «высокие технологии». Их смысл понятен из примера целесообразности продажи за рубеж не сырой нефти (даже по ценам первой половины 2000-х), а нефтепродуктов, в получении которых задействуются современные знания и технологии. Не менее важны инновационное развитие и высокие технологии для локомотивных отраслей промышленности, таких как авиастроение.
Но наука и производство не всегда идут рука об руку — у каждого как бы свой продукт, который хочется продать самому, повыгоднее для себя. Да и спрос на сырец пока не снижается. Научно-технологический бизнес находит очень мало желающих из-за сложности коммерциализации научных разработок. А старый научно-технический задел сжимается как шагреневая кожа. Попытаемся увидеть некоторые корни этой многоаспектной и глубинной проблемы и попробуем разглядеть какой-то свет в конце туннеля.

Для того, чтобы сделать научное открытие, необходимо 100 лет, чтобы создать на его базе новую технологию, надо 10 лет, чтобы наладить производство — один год. А вот средства распределены в обратной пропорции 1:10:100. Так, около 40 лет назад академик, лауреат Нобелевской премии П.Л. Капица представил сложившуюся в стране ситуацию в письме Председателю СМ СССР А.Н. Косыгину. Видя сегодняшние мытарства науки, трудно понять, как это могло происходить в государстве плановой экономики, в число руководителей которого входили такие умы как, например, Д.Ф. Устинов.
Скорее всего, причина в марксистско-ленинской идеологии, базирующейся на принципе диктатуры пролетариата. Возможно, в Политбюро и без этого письма все хорошо понимали. Ведь еще Ф. Энгельс образно и убедительно расставил приоритеты, когда сказал о принципиальном отличии интеллектуального и механического трудà. Понимали, однако не без оснований предпочитали диктатуру пролетариата диктатуре здравого смысла.
Поэтому авиастроительные серийные предприятия и КБ, брошенные новым государством в начале 1990-х на произвол судьбы, напоминали гигантов с крохотной головой и большеголовых карликов соответственно. Памятуя об Энгельсе, можно было ожидать, что скорее умная голова создаст под себя тело, чем самое атлетическое тело вырастит себе умную голову (хотя бы потому, что у него не хватит для этого времени). Но практика отечественного авиастроения свидетельствует, что приведенная аналогия является грубой. Обращая снова взгляд к живой природе, увидим, что отсутствие одних органов иногда может с успехом компенсироваться другими.
Показателен пример Казанского вертолетного завода, вырастившего из заводского КБ признанного разработчика вертолетов, имеющих хорошие перспективы на рынке.
Мы являемся свидетелями подобного явления и на ММПП «Салют». В обоих случаях это стало возможным благодаря сверхчеловеческим способностям руководителей этих предприятий и, опять же, приснопамятной диктатуре пролетариата, обеспечивавшей могучие возможности серийным предприятиям и заинтересованной в туннельном зрении сотрудников непролетарских, неидеологических учреждений.
Успешным примером противоположного (логичного, как представляется) развития может служить объединение «Технокомплекс». Надо сказать, что в этих кратких и во многом спорных (так, диктатура пролетариата — лишь следствие ошибки в экономической теории Маркса, не учитывавшей роль науки и инженерной мысли) рассуждениях игнорируются комбинированные и неудачные варианты (например, совсем уж «натурального хозяйства», когда отдельные КБ в 1990-х пытались обойтись без ЦАГИ), а также множество общих и частных факторов. Упоминание последних вряд ли изменит суть рассуждений, но напрочь исключит возможность ее восприятия. Однако главное не в классификации вариантов выживания и послекризисного развития, а в том, что ряд ключевых для отрасли направлений был выведен из коллапса.
Немаловажно, что серийные предприятия исторически и по природе своей ближе к реализации готового продукта. А, по словам В.В. Путина, «ключевая проблема в том, что научные открытия и изобретения у нас так и не становятся работающим капиталом, они не вызывают делового интереса у отечественных инвесторов, не приносят значимого дохода их авторам».
То есть в варианте «Салюта» должна лучше преодолеваться одна из наибольших трудностей нашего инновационного развития — психология разработчика высокоинтеллектуального, наукоемкого продукта (если продукт не под конкретный заказ), а именно чрезмерная удовлетворенность идейной стороной проекта, блокирующая возможность включения в процесс его реализации бизнес-компанию на взаимно приемлемых условиях.
Судя по всему, проблемы, которые преодолевал КВЗ еще с советских времен, и нынешние поползновения на ММПП «Салют» — отражают одну из причин пробуксовки России в инновационном развитии.
Конечно, инновационному развитию России препятствует не только она. Пути превращения знаний в капиталы — основная тема многих мероприятий на высшем уровне и основные задачи специально создаваемых государственных органов. Что требуется для реализации их решений? — В первую очередь, чтобы в России стало больше людей так же озадаченных этим, как ее президент.  Иначе разрыв между словом и делом, государственным и корпоративным или личным интересом на пути инновационного развития не преодолеть.
Актуальность проблемы настолько велика, что впору вспоминать самые трудные времена истории России, когда уповать оставалось только на помощь с ее окраин… Только сейчас она нужна не боевыми дружинами (разве что, отдельными ополченцами), но в виде апробированных инновационных проектов, а также реального, обобщенного опыта их поддержки и внедрения, привязанного к региональным, отраслевым экономическим и пр. условиям. И, разумеется, мозговой центр по анализу этой информации и выработки предложений по реальной помощи всем непосредственным участникам инновационного процесса (научно-технологического бизнеса) со стороны органов федеральной власти, отраслей промышленности и администраций промышленных регионов России. При его создании нелишне будет вспомнить собственную историю. Например, Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений («Леденцовское общество», 1909–1918 гг.).
В этом, как минимум, два положительных и взаимосвязанных момента: свежая струя коллективного регионального, местного опыта и то, что можно определить как возможность компенсации застарелого «тормоза развития» нашего общества, названного около 10 лет назад по имени гениального советского дипломата законом Александра Бессмертных: «Ни одна стоящая идея не может быть доведена до уровня правителя снизу вверх по служебной вертикали».
Это, в частности, убедительно прозвучало в выступлениях на межрегиональной конференции «Российские регионы — сотрудничество в интересах инновационного развития» 15 декабря 2005 г., организованной и проведенной Российским фондом развития высоких технологий при поддержке Правительства Московской области.
В ней приняли активное участие представители администраций Москвы, Томской, Нижегородской, Тамбовской, Калужской, Воронежской, Вологодской, Брянской, Ярославской областей, Краснодарского края, республик Башкортостан и Татарстан, руководители крупных федеральных научных центров и предприятий. Участники конференции поддержали идею создания межрегионального совета по научно-технической и инновационной политике и выразили общее мнение о необходимости дальнейшего конструктивного обсуждения этой важнейшей темы.
Таким образом, инициатива Правительства Московской области по проведению первой межрегиональной конференции «Российские регионы — сотрудничество в интересах инновационного развития» в декабре 2005 года заложила основу проведения цикла ежегодных межрегиональных конференций, направленных на активизацию конкретных действий по созданию национальной инновационной системы, расширение кооперационных связей и построение экономики, основанной на знаниях.

Редакция постарается сделать тему инновационного развития постоянной. Надеемся, читатели «Авиапанорамы» в этом помогут. По мере образования «критической массы» ярких примеров, сильных аргументов и конструктивных предложений мы будем публиковать их анализ и проводить круглые столы с участием организаций, которые названы на 1-й странице предыдущего номера журнала.

Павел ИВАНОВ
главный редактор журнала «Авиапанорама»,
чл.-корр. Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского,
кандидат технических наук, старший научный сотрудник