Александр Яворский Имя «конструктора, вышедшего из тени», как его называли на Западе, теперь знают все так же, как и самолеты, созданные в его КБ, которое в июле 2005 г. отметило 66-летие, а Павлу Осиповичу Сухому исполнилось бы 110 лет.

Су-24 атакует

1-я Чеченская война (1995 г.)
(продолжение)

Характерной особенностью применения авиации (на примере боев за Шали и в середине апреля за горное село Бамут) являлось проведение наступательной операции без предварительной авиационной обработки линии и очагов обороны противника. Российское командование объясняло подобную тактику (в отличие от классических военных действий) желанием избежать разрушений и жертв среди мирного населения. И только натолкнувшись на ожесточенное сопротивление боевиков и понеся значительные потери, войска вызывали для поддержки штурмовики и вертолеты. От этой порочной тактики отказались только в мае, когда осмыслили потери и боевые действия переместились в горные районы с малой плотностью населения.
Темп боевых действий опять был замедлен мораторием на применение вооруженной силы в Чечне с 28 апреля по 12 мая 1995 г., провозглашенный президентом РФ Б.Н. Ельциным в преддверии празников 1 мая и 50-летия Победы в Великой Отечественной войне. Федеральные силы были вынуждены прекратить боевые действия, ведя только патрульные и разведывательные полеты над чеченской территорией. Дудаевцы, со своей стороны, получили возможность использовать эту передышку для наращивания сил и укрепления своих позиций, не упуская возможности обстрелять блок-посты и автоколонны федеральных войск. За этот период погибло 38 и было ранено 223 военнослужащих федеральных войск.
В очередной «мирный» период был потерян один штурмовик Су-25. В этот день пара самолетов Су-25 выполняла на малой высоте патрульный полет в районе населенного пункта Беной. При огибании ведущим горной гряды по нему внезапно с фланга из засады ударил ДШК со склона горы.
Самолет врезался в землю. Лечик погиб еще в воздухе — пули пробили небронированное боковое стекло фонаря кабины.
В ходе объявленной передышки боевикам удалось скрытно подтянуть значительную часть своих сил к Грозному, и 14 мая они начали массированный минометный и артиллерийский обстрел города. 15 мая федеральные войска при поддержке авиации отбросили боевиков от города. В этот же день российские войска начали общее наступление вглубь горных районов. Упорные бои завязались на веденском и шатойском направлениях, а также в районах Сержень Юрта, Орехово, Шали и Ножай Юрта.
По мере продвижения федеральных войск сопротивление боевиков нарастало. Наступающим войскам оказывалась усиленная авиационная поддержка силами фронтовой и армейской авиации. Основными целями были как площадные (места скопления боевиков), так и точечные цели (опорные пункты, склады боеприпасов, пункты управления боевыми действиями, бронетанковая техника).
В этих боевых операциях была широко задействована «сухо-милевская» авиация (самолеты Су-24М и Су-25, вертолеты Ми-8МТ и Ми-24).
21 мая бомбардировщик Су-24М с помощью одной КАБ-500КР с телевизионной системой наведения уничтожил здание, занятое отрядом боевиков, юго-западнее населенного пункта Дагу-Борзой. 24 мая самолетом того же типа был уничтожен склад оружия и боеприпасов, размещенный дудаевцами в пещере южнее населенного пункта Зоны. Данные фотоконтроля подтвердили прямое попадание двух КАБ-500Л с лазерной системой наведения в створ пещеры.
Основным центром, в котором сосредоточились различные командные структуры противника после отхода боевиков в горные районы, стал поселок Ведено, который представлял собой сильно укрепленный пункт. Перед авиацией федеральных сил была поставлена задача ликвидации командных структур дудаевцев и средств управления их формированиями. 28 мая «двадцать четвертый» одиночной бомбой КАБ-500КР поразил левое крыло здания главного штаба боевиков, расположенного в поселке.
31 мая в ходе очередного авиационного налета парой Су-24 бомбами были уничтожены в первом заходе клуб, в котором размещалась мощная радиостанция боевиков, и сам штаб. Во время двух других заходов были уничтожены здания особого отдела и военной комендатуры. В тот же день «грачи» бомбили позиции чеченских формирований в горловинах Веденского и Аргунского ущелий.
После взятия российскими войсками 3 июня стратегически важного пункта Ведено дудаевцы полностью утратили единое командование и управление боевыми формированиями, а также последнюю тяжелую бронетехнику. Потеря боевиками Ведено завершила изоляцию двух военных группировок противника — шатойскую и ножай-юртовскую. В тот же день бомбардировщиком Су-24М был уничтожен пункт управления и связи боевиков, расположенный в Шатое.
По цели была применена одиночная бомба КАБ-500КР.
11 июня началась операция по захвату Шатоя, последнего из 12 горных райцентров Чечни. 14 июня Шатой был взят федеральными силами.
После завершения блокады этого населенного пункта 13 мая боевики ночью покинули его и ушли тропами в горы. После потери Шатоя фактически организованное сопротивление боевиков было сломлено — они понесли большие потери в живой силе и в военной технике, централизованное командование и управление было утеряно. Предстоял поиск и разоружение рассеянных по горам отдельных банд, что являлось лишь вопросом времени, хотя и не представляло собой легкой задачи.
14 июня был отмечен чудовищным терактом в Буденновске, после чего боевики, в конечном итоге, вернулись на прежние позиции. Действия федеральной авиации еще продолжались некоторое время. 16 июня бомбардировщик Су-24М выполнил одиночное бомбометание по строению, занятому боевиками, в районе базирования дудаевцев юго-западнее Ведено. Цель была поражена бомбой КАБ-500Л. 16 августа двумя КАБ-500Л с самолета Су-24М прямым попаданием была уничтожена база подготовки и отдыха боевиков в районе оз. Голубое. На следующий день была уничтожена база боевиков в трех километрах южнее Рушни-Чу с применением двух КАБ-500Л. Бомбометание выполнялось также самолетом Су-24М.
В течение семи месяцев боевых действий авиация ВВС федеральных сил выполнила 9000 самолето-вылетов (5300 — для нанесения бомбо-штурмовых ударов и 672 вылета на воздушную разведку). В 1-й Кавказской (Чеченской) войне авиацией применялись НАР С-5, С-8 и С-24Б, фугасные бомбы ФАБ-250 и ФАБ-500 калибра 250 и 500 кг соответственно, а также бетонобойные бомбы БЕТАБ-500 против высокопрочных точечных целей.
Применение высокоточного управляемого оружия ограничивалось погодными условиями. В тех случаях, когда они позволяли, использовались управляемые ракеты Х-25МЛ с лазерной системой наведения и корректируемые бомбы КАБ-500Л, КАБ-500КР с лазерной и телевизионной системой наведения соответственно. В отдельных случаях (например, для поражения мостов) применялись тяжелые КАБ-1500Л.
Боеприпасы объемно-детонирующего действия (бомбы, НУРС с такими боевыми частями) не применялись.
По данным Гланого штаба ВВС, силами авиации уничтожено и подавлено свыше 500 опорных пунктов, баз и мест сосредоточения противника, около 60 складов вооружения и боеприпасов, разрушено 9 мостов, заминировано около 300 участков дорог и местности. Потери авиации ВВС составили два штурмовика Су-25 и один бомбардировщик Су-24М — оба «грача» были сбиты зенитным огнем (ЗСУ 23-4, ДШК) из засад. Боевые повреждения получили 24 самолета.

1994–1997 гг. Воздушная война над Таджикистаном

Принято считать противоборствующими сторонами правительственные войска и формирования таджикской оппозиции. В республике дислоцируется 201-я мотострелковая дивизия, принимавшая участие в боевых действиях против таджикской оппозиции в 1992–1993 гг., и группа погранвойск России, а также примерно по одному батальону от Киргизии, Казахстана, Узбекистана, которые охраняли отведенные им участки таджикско-афганской границы.
Боеготовность группы российских погранвойск требовала постоянного наращивания. Оперативные данные свидетельствовали, что происходит широкомасштабная подготовка перехода боевиков через таджикско-афганскую границу. С сопредельной стороны выдвигались крупные вооруженные группировки. Причем находится это в прямой зависимости от реалий внутриполитической борьбы в самом Таджикистане. По существу боевики сегодняшней оппозиции — это в значительной степени те самые просочившиеся через границу «душманы», провоевавшие в Афганистане 10–15 лет.
По другой «тропе» шло оружие, был и наркобизнес. Только с начала 1996 г. на таджикско-афганской границе было задержано свыше 2 тонн наркотиков.
Новый этап был начат 24 июля 1993 г., когда на аэродром Кокайды (Узбекистан) был переброшен из Бутурлиновки 186-й ишап ВВС России.
Это был ответ на гибель 25 российских пограничников на 12-й заставе. Полк к тому времени был вооружен штурмовиками Су-25БМ и Су-25УБ. Личный состав был представлен летчиками-инструкторами Борисоглебского учебно-авиационного центра. Все летчики полка прошли Афганистан, а до прибытия сюда он базировался в зоне грузино-абхазского конфликта и выполнял задачи по непосредственной поддержке российских подразделений в этой «горячей точке».
Первые дни стали наиболее напряженными: летчикам приходилось выполнять по несколько боевых вылетов в день. Кроме НАР и бомб, самолеты в обязательном порядке несли
по две ракеты ближнего боя Р-60, т.к. не исключалось столкновение в воздухе с афганскими истребителями.
Типовой нагрузкой были шесть ОФАБ-250 и две ракеты Р-60. В это время по нескольким наведенным переправам через реку Пяндж в глубь Таджикистана шли многочисленные, хорошо вооруженные отряды повстанцев и афганских моджахедов. Штурмовики наносили удары по вооруженным отрядам оппозиции, переправам через Пяндж, огневым позициям противника на обоих берегах реки.
Именно решительные действия российских авиаторов переломили ход событий на границе. Однако условия пребывания были очень тяжелыми: к жаре прибавилась обычная неустроенность —дефицит питьевой воды, отсутствие кондиционеров.
Кроме того, самим приходилось нести и охрану аэродрома и восстановление нормального функционирования всех навигационных систем. В сентябре 1993 г. правительство представило некоторых летчиков к высоким наградам, в том числе и командира полка — полковника Алексея Головина.
В 1994 г. это небольшое подразделение получило статус миротворческого, что никак не сказалось на ежедневной работе полка. 11 апреля 1998 г. на юге был потерян самолет Су-25УБ, оба летчика погибли. Хотя официальная информация гласила, что самолет разбился во время тренировочного полета, нельзя исключить и боевую, тщательно замаскированную потерю.
Не менее активно во время конфликта использовались ВВС соседней республики Узбекистан. Из-за отсутствия национальных летных кадров в кабинах самолетов и вертолетов сидели российские летчики. В числе типов применяемой авиационной техники наблюдатели указывают ударные вертолеты Ми-24, штурмовики Су-25 и бомбардировщики Су-24. 3 мая 1993 г. боевики тремя ракетами ПЗРК «Стингер» сбили Су-24 ВВС Узбекистана.
Экипаж удачно катапультировался.
Горная местность накладывала определенные ограничения на применение ударных вертолетов. В этих условиях подтвердили свою эффективность штурмовики Су-25. Практически все успехи были достигнуты за счет опыта летчиков, ранее летавших в Афганистане и Абхазии.
В дальнейшем накал боевых действий то затихал, то снова возрастал. Так, летом 1994 г., когда оппозиция активизировала свои действия и пыталась даже захватить столицу Таджикистана Душанбе, самолеты вновь применялись в полную силу. Например, 18 августа 1994 г. отрядами оппозиции в районе ущелья Курган-Тюбе было «зажато» одно из подразделений 201-й мотострелковой дивизии; самолеты Су-25 своим огневым воздействием помогли выйти российским войскам из окружения.
В июле 1994 г. произошла смена полков, и место Бутурлиновского ишап занял шап из Краснодара, но, если Бутурлиновский полк менялся эскадрильями (остальные две эскадрильи оставались в месте основного базирования), то Краснодарский шап менял свои эскадрильи совместно с Буденовским штурмовым полком.
В 1995 г. в Кокайды вернулся Бутурлиновский полк и осенью того же года, по просьбе узбекской стороны (со стороны таджикской оппозиции последовали угрозы лидерам, и им ничего не оставалось делать, как отказать российской стороне в эксплуатации базы в Кокайде) участвовавшая в конфликте эскадрилья Су-25, была перебазирована на аэродром г. Душанбе в Таджикистане.
На аэродроме базировались четыре самолета Су-25УБ и шесть Су-25.
Силы оппозиции на территории Афганистана насчитывали к апрелю 1995 г. около 12 тысяч человек, из них 5–6 тысяч на кулябском (хатлонском) направлении и приблизительно столько же на бадахшанском. Наиболее крупными базами в Афганском Бадихшане являлись базы в районе населенных пунктов Калай-Куф, Нусай, Бахарак, города Файбазад и ряде других населенных пунктов.
Кроме того, в Афганском Бадихшане имелись крупные силы афганских моджахедов общей численностью до 14 тысяч человек (в том числе 29-я пехотная дивизия Абдул Басира Халеда), а также крупные отряды Хиродманда, Бахадура, Забед Вадуда, Абдул Кадыра и ряда других командиров. На кулябском направлении оппозиция могла также рассчитывать на несколько тысяч афганских моджахедов.
Правда, здесь же находились силы, противостоящие союзникам оппозиции (речь идет о силах председателя Национального исламского движения Афганистана (НИДА) генерала А. Дустума и его заместителя по НИДА, одного из лидеров афганских исмаилитов Саид Мансура Надери).
В 1995–1996 гг. была более характерна спокойная обстановка для этого района боевых действий, и штурмовики выполняли в день не более 2–3 вылетов. В основном выполнялись задачи по уничтожению складов боеприпасов, разрушению троп и перевалов, где могли бы пройти группы боевиков оппозиции, по задачам миротворцев 201-й дивизии или просто по вызову. Выполнялись также полеты по подсветке границы САБами по просьбе «погранцов».
После подписанного в июле 1997 г. в Ашхабаде меморандума о временном прекращении огня между правительством Таджикистана и оппозицией боевые действия были прекращены, но в приграничных районах ситуация постоянно остается напряженной и поэтому штурмовики находятся на боевом дежурстве.

1994 г. Карабахский военный инцидент

События на «Карабахском фронте» развивались следующим образом. Летняя военная компания 1993 г. была полностью проиграна Азербайджаном. Семь районов страны были полностью или частично оккупированы «Армянским экспедиционным корпусом». Данные потерь Азербайджана, датируемые 1993 г., включают в себя один МиГ-21; один МиГ-23; два Су-25; три МиГ-25РБ/П, три L-29. Всего 10 боевых самолетов.
Летняя катастрофа привела к назначению нового министра обороны Азербайджана, бывшего «афганца» Мамедрафи Мамедова, который жесткими методами навел в армии дисциплину. Армия была подготовлена к новому наступлению. Впервые азербайджанские войска начали активные наступательные действия зимой — в конце декабря 1993 г. Боевые действия начались сразу на трех направлениях. На севере азербайджанские войска с боем взяли перевал Омар и заняли несколько сел Кельбаджарского района. На востоке удар был нанесен по Агдаму и Мардакерту.
На юге — по Физули и граничащим с Ираном Горадизу.
23 января 1994 г. армянские боевые вертолеты нанесли удар по азербайджанскому населенному пункту у границ Карабаха. В этот же день пара азербайджанских самолетов бомбила армян, и последние сообщили об уничтожении одного самолета (Су-25) и обнаружении места его падения.
Азербайджан опроверг это сообщение. 17 февраля при сопровождении разведчика Су-24МР над Веденисским районом Армении был сбит при помощи ПЗРК «Стрела-2М» азербайджанский самолет МиГ-21, летчик которого был взят в плен.
В 1994 г. было отмечено появление боевых самолетов у Армении. Известно, что четыре самолета Су-25 были переданы Россией в рамках военного сотрудничества СНГ. По другим данным, Армения приобрела восемь самолетов Су-25 (в том числе два самолета Су-25УБ), которые принимали участие в боях с азербайджанскими войсками. Один из самолетов был сбит. По сообщениям западных источников, 18 января 1994 г. армяне сбили свой самолет Су-22. На самом деле, речь, вероятно, шла о штурмовике Су-25.
25 марта два азербайджанских самолета сбросили кассетные бомбы на позиции армян у Горадиза, причем пострадали и азербайджанские солдаты. В тот же день армянская ПВО воспрепятствовала налету на Степанакерт. В апреле 1994 г. азербайджанская армия развернула новое наступление. 10 апреля азербайджанские самолеты сбросили на Степанакерт три бомбы, причем одну их них кассетную; ударам подверглись и другие населенные пункты. Телевидение продемонстрировало видеокадры, на которых был виден характерный силуэт Су-25.
12 апреля два азербайджанских самолета бомбили Степанакерт, убив двух и ранив 38 человек. Один из нападавших самолетов (Су-25) был сбит армянской ПВО над селом Чила, а его летчик катапультировался. В целом предпринятое наступление не принесло значительных успехов. 21 апреля было опубликовано сообщение, в котором армяне заявили о том, что за неделю боев ими было убито около 600 солдат противника, захвачено 8 танков, 5 БМП, 15 бронемашин.
23 апреля 1994 г. группа из семи азербайджанских самолетов нанесла мощный удар по Степанакерту, однако один из самолетов (Су-25) был сбит. Азербайджанская сторона признала потерю самолета, но утверждала, что это было результатом аварии. Летчик катапультировался и находится на базе.
Азербайджан получил свой первый самолет Су-25 8 апреля 1992 г., когда его с аэродрома Ситал-Чай перегнал на аэродром в г. Евлах летчик 80-го полка старший лейтенант Вагиф Бахтияр-оглы Курбанов. В дальнейшем Азербайджан по скрытым каналам приобрел около пяти штурмовиков Су-25. Один самолет был угнан из ВВС Грузии. В ходе боев с Арменией было потеряно четыре самолета Су-25. По данным на 2001 г., на вооружении Азербайджана находилось три самолета Су-25.
12 мая 1994 г. стороны подписали соглашение о перемирии, которое, несмотря на отдельные перестрелки, соблюдается и по сей день. Всего за период с 21 ноября 1991 г. до 12 мая 1994 г. по столице Карабаха Степанакерту, по армянским данным, было применено около 21000 реактивных снарядов «Град», 2700 ракет «Алазань» и 1900 артиллерийских снарядов. Азербайджанская авиация сбросила на город 180 РБК (разовый бомбовый контейнер с осколочными боеприпасами) и около сотни 500-кг осколочно-фугасных бомб, включая 8 ОДАБ (авиабомба объемной детонации с жидким ВВ).
Армяно-азербайджанская война закончилаcь победой армянской стороны. Армяне полностью контролируют Нагорный Карабах, а также Кубатлинский, Зангеланский, Джебраильский, Физулинский, Кельбаджарский и Агдамский районы Азербайджана, создав там так называемые «зоны безопосности». Единственные армянские территории, удерживаемые Азербайджаном — Шаумяновский район и армянская часть Ханларского района. Однако, эти территории и не входили в состав Карабаха и их армянское население было депортировано в ходе конфликта.
Несомненно, стратегически необходимая и оправданная для карабахцев оккупация прилегающих районов создает однозначные предпосылки попыткам азербайджанской армии вернуть это территории, а также Нагорный Карабах под свой контроль и соответственно к возобновлению боевых действий. Азербайджан вряд ли способен смириться с потерей четверти своей территории, но на протяжении всей войны азербайджанская армия, несмотря на численное превосходство и лучшую оснащенность, несла большие потери в людях и вооружении, продемонстрировав недостаточные боевую подготовку и моральные качества.