Валентин Дудин,
заслуженный военный штурман,
кандидат военных наук
Пять лет назад авиация российского Военноморского флота потеряла талантливого командира, заботливого воспитателя целой плеяды летчиков палубных истребителей – генерала Тимура Автандиловича Апакидзе, Героя России, заслуженного военного летчика. Он погиб 17 июля 2001 года в авиакатастрофе истребителя Су-33 на аэродроме Остров, в 50 км южнее Пскова.

Тимур Апакидзе в кабине Су-33

Тимуру Апакидзе выпал уникальный жизненный путь. Вначале его судьба была обычной для многих его сверстников из всех республик Союза. После школы Тимур поступил в Ейское высшее военное авиационное училище летчиков, по окончании которого был направлен в авиацию ВМФ.
Тимура сразу охватило стремление глубоко изучить, чтобы затем полностью реализовать пилотажные и боевые возможности истребителя-бомбардировщика с изменяемой геометрией крыла Су-17. Собранный, целеустремленный, преданный летному делу офицер без задержек продвигался по служебной лестнице: летчик, командир звена, заместитель командира эскадрильи, комэска. Многим его непосредственным командирам и вышестоящим начальникам импонировало искреннее рвение их подчиненного к совершенствованию — своему и вверенных ему летчиков. Все ярче проявлялись у него и особенные инструкторские способности, позволявшие в короткие сроки надежно передавать им навыки уверенного пилотирования и боевого применения самолета.
В числе первых из своих однокашников военный летчик 1-го класса майор Апакидзе был принят на учебу в Военно-морскую академию, успешно окончил ее и был назначен заместителем командира штурмового авиаполка ВВС Балтийского флота.
Но в Николаеве кораблестроители уже спустили на воду первый отечественный авианосец, названный тогда в честь столицы братской Грузии. Великая держава начинала выправлять дисбаланс океанских вооружений со своим главным оппонентом по холодной войне. Наши крейсеры с самолетами вертикального взлета Як-38 оказались малоэффективными. Поэтому полным ходом шли испытания корабельных вариантов самолетов-истребителей четвертого поколения – Су-27 и МиГ-29.
В середине 1980-х гг. для своевременной подготовки первого состава палубных летчиков на уже достраивающийся авианосец решили сформировать специальный авиаполк, собрав наиболее подготовленных пилотов. Командиром этого элитного полка, дислоцированного на аэродроме Саки в Крыму, был назначен подполковник Апакидзе. Он сразу же организовал интенсивное освоение выделенных его полку новеньких Су-27 и МиГ-29 – правда, еще в сухопутном варианте – без посадочного гака. Для вывозных и контрольных полетов были задействованы учебно-тренировочные Л-39. Полеты шли по четыре летных смены в неделю.
В этом же полку Тимур Автандилович впервые испытал превратности командирской судьбы. С интервалом менее года у будущих палубников произошло три катастрофы – сначала истребителя МиГ-29, а затем двух Л-39, столкнувшихся друг с другом. Все они случились во время учебных атак наземных целей и в значительной мере были обусловлены недостатками в организации работы полигона и других служб Центра боевого применения и переучивания корабельной авиации, в состав которого входил и авиаполк. Но главным виновником по решению Главкомата был объявлен подполковник Апакидзе.
Он был снят с должности командира полка и назначен с понижением – начальником огневой и тактической подготовки. Для многих командиров такое событие – конец карьеры. Но Апакидзе мужественно пережил этот период своей биографии. Пунктуально выполняя обязанности по новой должности, продолжал совершен ствовать личную летную подготовку.
Когда же с поступлением в авиацию ВМФ первых экземпляров серийных палубных истребителей Су-27К была создана так называемая «лидерная группа пилотов», осваивающих эту модификацию, он добился включения в ее состав. И в числе первых начал отрабатывать взлеты и посадки уже «по-корабельному» – на наземном тренировочном комплексе «Нитка», который находился на аэродроме Саки и имел как взлетный трамплин, аналогичный установленному на авианосце, так и посадочный узел с тросовыми аэрофинишерами.
Очередное испытание в летной судьбе не заставило себя ждать. 2 июля 1991 года при выполнении Тимуром планового тренировочного полета на самолете отказало управление, приведшее к сваливанию машины в беспорядочное падение с большими перегрузками. Апакидзе старался спасти истребитель до последнего и катапультировался за несколько секунд до столкновения с землей. Кстати, в сходной ситуации с потерей управления в 1978 году разбился второй опытный Су-27, унеся жизнь летчика-испытателя Евгения Соловьева.
Первую посадку на авианосец Апакидзе выполнил 26 сентября 1991 г. Это была первая посадка на корабль строевого летчика авиации ВМФ на боевом одноместном самолете. Теперь бы самое время развернуть крылья своему авиаполку. Но тут произошел развал Советского Союза. Непосредственные начальники Тимура Автандиловича сразу приняли присягу на верность Украине, которая объявила своей собственностью все находящееся на ее территории. В том числе комплекс «Нитка», все базы, полигоны, аэродромы. Авианосец успел дать ход и направиться вокруг Европы к месту своего планового базирования – на Северный флот. А полковник Апакидзе, как и в летных ситуациях, действовал и на земле, вдруг ставшей зарубежьем, четко и решительно. Вместе с почти сотней человек личного состава авиаполка, в том числе с большинством лидерной группы, пройдя все препоны, убыл на Север вслед за авианосцем. Там его назначили сначала на должность начальника огневой и тактической подготовки созданной незадолго корабельной авиадивизии (самолетов и вертолетов палубного базирования), а затем заместителем ее командира.
Много сил было затрачено полковником Апакидзе для формирования и поддержания навыков пилотирования палубных летчиков в сложных условиях Крайнего Севера. Отсутствие наземного тренировочного комплекса и дефицит пригодных для полетов дней весьма осложняли летные тренировки на аэродроме Североморск-3, куда дислоцировали 279-й авиаполк. К тому же авианосец «Адмирал Кузнецов» встал на длительный ремонт.
В 1994 году после долгих и трудных переговоров с украинским руководством удалось добиться возобновления полетов на комплексе «Нитка» – на правах аренды. В них, как говорят в авиации, полковник Апакидзе не вылезал из кабины. Зато к концу 1995 г., когда закончился ремонт авианосца и он стал готовиться к первому дальнему походу, его летная группа была полностью готова.
Во время того похода весь мир узнал, что у России есть отличный авианосец, а его летчиками руководит генерал-майор, командир авиадивизии Герой России Тимур Апакидзе. Его летчики летали безупречно, без предпосылок и ЧП, что удивило американских коллег, неотрывно отслеживавших перемещения «Адмирала Кузнецова».
А после возвращения из похода у Тимура опять начались трудности. Под каток очередного глобального сокращения армии и флота в числе первых попала корабельная авиадивизия Северного флота. Полгода генерал Апакидзе убеждал и штаб флота, и высших военачальников не делать этого. Не получилось, тогда нашими крейсерами вовсю начали торговать…
Тимура Автандиловича направили на учебу в Военную академию Генштаба. Он и там проявил свои высокие интеллектуальные качества, старательно осваивая стратегические вопросы военного дела.
После учебы Тимур Автандилович был назначен заместителем командующего авиацией ВМФ. Его войсковой опыт в сочетании с полученными знаниями позволял вносить весомый вклад в совершенствование не только летной работы, а и боеспособности этого важного рода авиации России. Но Апакидзе оставался летающим генералом…
В июле 2001 г. отмечалось 85-летие создания в России морской авиации. В программу празднования включили показательный пилотаж на аэродроме Остров, где дислоцируется Центр боевой подготовки авиации ВМФ.
По плану генерал Апакидзе выполнял на самолете Су-33 комплекс пилотажных фигур. «Открутив» всю программу, Тимур завершил ее энергичным маневром «ухо» – вертикальной фигурой типа косая петля с резким изменением траектории полета в верхней точке и переходом в крутой разворот со снижением.
Этот маневр, который он оттачивал в нескольких полетах, завершался проходом вдоль ВПП с обратным курсом и с последующим стандартным разворотом для захода на посадку.
В том полете, 17 июля 2001 г., все вплоть до маневра выхода на курс, обратный посадочному, проходило штатно. Но после крутого снижения самолет, полностью выйдя из крена, продолжил, хотя и замедленно, будто лишившись тяги двигателей, терять высоту. Руководитель полетов сначала дал команду – набирать высоту, а потом, когда машина снизилась до вершин деревьев окружавшего аэродром леса, – покинуть самолет. Генерал не ответил.…
Через несколько секунд стало ясно, что произошло непоправимое: самолет плавно коснулся земли, но большая скорость движения по грунту привела к разрушению истребителя и смертельному травмированию летчика, скончавшегося на пути в госпиталь.
Генерал-полковник Владимир Дейнека, командовавший морской авиацией с 1994 по 2000 г., так характеризует Тимура Автандиловича Апакидзе, которого он лично знал с 1988 г., а после окончания им Военной академии Генштаба – как своего заместителя: «Это был, прежде всего, великий патриот нашей страны. После развала Союза его неоднократно уговаривали – сначала остаться на Украине, а в середине 1990-х по личному предложению министра обороны Грузии принять должность главкома грузинских ВВС.
Но Апакидзе отверг эти приглашения, сохранив верность данной один раз присяге. Он всегда был предан нашей авиации, являлся заботливым командиром и талантливым методистом, эффективно обучавшим своих подчиненных и в воздухе, и на земле».