Алексей Лашков,
кандидат исторических наук
Вторая мировая война в корне изменила судьбу самолетов-невидимок и технологию их дальнейших разработок.
Виной всему стали наземные и бортовые (воздушные) радиолокационные средства обнаружения.

Продолжение. Начало в №6, 2006 и №1, 2007

Советский тяжелый истребитель Пе-3 с БРЛС
В конце 1930-х гг. стало очевидно, что бомбардировочная авиация постепенно берет верх над способностью войск ПВО отражать ее удары. Службы воздушного наблюдения противовоздушной обороны просто не успевали своевременно обнаруживать воздушного противника, наводить на него истребительную авиацию (ИА) и корректировать огонь зенитных батарей. Попытки осуществлять поиск самолетов с помощью тепло- и звукоуловителей оказались малоэффективными. ИА могла вести ночные действия лишь в лучах зенитных прожекторов или при лунном освещении. Возникла объективная необходимость создания бортовых радиолокационных станций (БРЛС). Начавшаяся Вторая мировая война лишь ускорила этот процесс. Поступавшие на вооружение Королевских ВВС Великобритании легкие американские бомбардировщики А-20 «Бостон» стали переоборудоваться в ночные истребители. Зимой 1940 г. на них установили БРЛС перехвата AI Mk.IV и дополнительное вооружение. Это значительно облегчило борьбу за небо Англии. Сделали свою ставку на самолет А-20 в разработке ночного истребителя и американцы. Созданный ими новый истребитель-перехватчик Р-70А-1 был оснащен локаторами АI (Великобритания) и SCR3720 (США). Однако его действия на Тихоокеанском ТВД (1943-1945 гг.) не оправдали возложенных надежд. Записав на свой счет не более десяти результативных ночных перехватов японских самолетов, истребитель Р-70А-1 позднее был списан в учебные части.

Рождение советской воздушной радиолокации

Успешное использование первых наземных РЛС ПВО (РУС-1 «Ревень», РУС-2 «Редут») в ходе советско-финляндской войны 1939–1940 гг. натолкнуло руководство ВВС КА на мысль о создании отечественной бортовой станции. Разработчиком проекта выступил НИИ ВВС, куратором его стал генерал С.А.Данилин (начальник группы отделов спецслужб института). Опираясь на выводы специальной комиссии, он предложил за основу взять РЛС «Редут», сконструированную в стенах Ленинградского НИИ радиопромышленности (НИИР). Для уменьшения размеров и массы новой аппаратуры начальник отдела института А.Б.Слепушкин выдвинул идею создать ее в см-диапазоне с импульсным режимом работы. Однако даже в уменьшенном варианте она не помещалась на борту одноместного истребителя и требовала дополнительной работы специального оператора РЛС.
По предложению летчика-испытателя НИИ ВВС, Героя Советского Союза С.П.Супруна выбор остановился на двухместном самолете Пе-2, сходным по своим характеристикам с тяжелым истребителем. Тем временем созданный в начале 1941 г. в НИИР макет станции «Гнейс-1» требовал большого запаса генераторных ламп-клистронов см-диапазона, которые поставлял НИИ-9. С началом войны институт был эвакуирован на восток и временно прекратил свое существование. НИИР переехал в г. Свердловск. Новый комплект аппаратуры создавался на лампах метрового диапазона, освоенных в серийном производстве. К концу 1941 г. первый летный образец «Гнейс-2», работавший на волне 1,5 м с мощностью излучения 10 кВт, был собран и установлен на двухместный самолет Пе-2 для летных заводских испытаний. В июле 1942 г. станция успешно прошла государственные испытания. Она была способна обнаруживать неприятельский бомбардировщик на дальности до 3,5 км. Первой партией предсерийных комплектов станции были оборудованы самолеты Пе-2 и Пе-3, которые в конце 1942 г. включили в состав ИА Московского фронта ПВО. Позднее несколько самолетов участвовали в обеспечении воздушной блокады окруженной группировки войск фельдмаршала Паулюса в районе Сталинграда.
Официальные войсковые испытания Пе-2 с РЛС «Гнейс-2» прошли в феврале – мае 1943 г. под Ленинградом на базе 2-го гвардейского корпуса ПВО (генерал-майор Е.Е.Ерлыкин). При перехвате воздушных целей истребители наводились наземными станциями дальнего обнаружения «Редут».
Параллельно с разработкой «Гнейс32» инженерами В.В.Мигулиным и П.И.Куксенко создавалась другая БРЛС типа ПНБ (прибор ночного боя). В серийное производство она не пошла, но ее технология использовалась в усовершенствовании «Гнейс-2». В 1944 г. был разработан улучшенный вариант станции ПНБ-4. По предложению авиаконструктора А.Н.Туполева ее разместили на серийном самолете Ту-2. Несмотря на хорошие показатели станции, в июне 1945 г. Государственная комиссия отдала предпочтение РЛС «Гнейс-5с» (модификация «Гнейс-2»), опережавшей ПБН-4 по освоению в серии.
Все работы в области отечественной радиолокации контролировались аппаратом ЦК ВКП(б). В июне 1943 г. под руководством заместителя заведующего отделом авиационной промышленности Н.С.Шиманова прошло расширенное совещание с приглашением представителей ВВС, войск ПВО и заинтересованных наркоматов. Его результаты немедленно были доложены И.В.Сталину, и уже 4 июля 1943 г. вышло постановление Государственного Комитета Обороны СССР «О создании Совета по радиолокации при ГКО» (председатель 3 секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков). Ранее постановлением ГКО СССР станция «Гнейс-2» была принята на вооружение. Однако самолет Пе32 с радиолокационной аппаратурой не оправдал надежд советских летчиков. Вскоре ему нашли достойную замену 3 ночной истребитель А-20 «Бостон», поступавший по программе «ленд-лиз» из США и Великобритании. Проведенные летные испытания его с советскими РЛС показали хорошие результаты. Летом 1943 г. в СССР через Иран была переправлена большая партия самолетов «Бостон» A320G31, которыми вооружили два полка особого назначения вновь формируемой 56-й авиационной дивизии ночных истребителей АДД. Новые машины отличались мощным вооружением: четыре 20-мм пушки и два 12,7-мм пулемета. На заводе №81 (п.Монино, Московская обл.) на самолеты установили отечественные локаторы.

Воздушные РЛС на службе люфтваффе

Участившиеся массированные воздушные налеты союзников на Германию привели к оснащению немецких истребителей ПВО радиолокационными средствами. Основная ставка делалась на РЛС FUG-220 «Лихтенштейн» (Lichtenstein ВС), размещаемых на борту ночных двухмоторных истребителей (Messerschmitt Bf 110G).
Дальность действия станций в см-диапазоне волн достигала 8 км. Первоначально БРЛС помещалась в новой части фюзеляжа самолета и позволяла пеленговать цели, находящиеся впереди истребителя в конусе с углом 320. Позднее была сконструирована вторая антенна (хвостовая), на которую локатор мог переключаться в ручном режиме. Для поиска воздушных целей использовалась также БРЛС «Шпаннер» (Schpanner) в виде специального «прожектора» инфракрасных лучей и особого экрана.
Бортовой радиолокацией преимущественно оснащались самолеты 1-й иад (из состава 1-го авиакорпуса воздушного флота «Райх»), обеспечивающей противовоздушную оборону г. Берлина и ряда крупных промышленных центров фашистской Германии (Штеттин, Дессау, Лейпциг, Дрезден). До осени 1943 г. ночные истребители осуществляли «темную охоту», т.е. вне зенитной зоны и световой зоны прожекторов, используя данные РЛС Lichtenstein. С поступлением на вооружение ВВС Великобритании скоростных и высокоманевренных самолетов «Москито» (Mosquito) ИА ПВО Германии была вынуждена перейти на вариант «Москито-поиск». Для этой цели также были задействованы 15 двухместных реактивных ночных истребителей Me-262BlA/VI, оснащенных БРЛС FUG 220 Lichtenstein. Позднее их заменили локатором FUG 218 Neptun V с пеленгатором FUG 350ZC Nexos, улавливавшим излучение британских бортовых локаторов H2S.
Однако поражение фашистской Германии в войне остановило ее далеко идущие проекты в области радиолокации, позволив странам-победительницам сделать значительный рывок в дальнейшем развитии.