Сергей Левицкий,
доктор технических наук,
профессор,
действительный член Академии наук авиации и воздухоплавания
15 января 2008 г. на Lenta.ru прошло сообщение: «Генералы ВВС США требуют увеличить заказ на F-22». В нем, в частности, говорится о стремлении ускорить производство F-22 c 20 до 32 машин ежегодно, что позволит закупить необходимое число F-22 уже к середине следующего десятилетия.

F-22 Raptor

Оценим с помощью математического моделирования динамику изменения тактической ситуации в воздушном бою между F-22 и многофункциональным «сверхманевренным» истребителем (МФИ), олицетворяющим поколение 4++. Оба истребителя начинают бой форсированными разворотами на противника. Многофункциональный истребитель, затормозившись до скорости 600…550 км/ч, (при t = 7с) начинает маневр типа «хук» с выходом на закритические углы атаки. На 9-й секунде МФИ при угле атаки 60 град. осуществляет опережающий пуск управляемой ракеты (УР) «воздух-воздух» малой дальности. Однако, в связи с тем, что старт ракеты произведен с большой начальной ошибкой наведения и при малой скорости (V = 290 км/ч), возникает большая разница между перегрузкой потребной для успешного наведения и располагаемой перегрузкой ракеты. В результате, через две секунды после старта происходит срыв автосопровождения цели головкой самонаведения и промах ракеты. Далее МФИ в течение 15 секунд движется по нисходящей почти прямолинейной траектории при работе двигателей на режиме «полного форсажа» для разгона скорости и восстановления утраченной способности к энергичному маневрированию. Истребитель F-22, выполняя форсированный разворот в эксплуатационном диапазоне углов атаки (< 24 град.), на 13-й секунде осуществляет пуск УР АIM-9x «Сайдвиндер», которая на 15-й секунде успешно поражает малоподвижную цель. Далее истребитель пятого поколения благодаря высокой тяговооруженности и малой удельной нагрузке на крыло выполняет энергичный маневр и на 31-й секунде, находясь в задней полусфере МФИ, осуществляет второй успешный пуск ракеты. Используя подавляющее маневренное превосходство перед МФИ, F-22 еще дважды (на 47-й и 56-й секундах) выходит в область успешного применения ракетного вооружения, а на 62-й секунде появляется возможность эффективного применения пушки М61 «Вулкан». По истечении 70 секунд поединка F-22 занимает устойчивое положение в задней полусфере противника, а суммарная по итогам пяти атак вероятность поражения цели равна единице. Выполнив маневр с выходом на закритические углы атаки, МФИ растратил запас своей энергии в начале поединка и потерпел сокрушительное поражение в бою. Данный пример – лишь один из множества возможных вариантов развития воздушного боя между сравниваемыми истребителями. Тем не менее, он наглядно показывает, что каким бы совершенным ни было оборудование самолета его эффективность в маневренном воздушном бою, прежде всего, определяется летными характеристиками. Сколько ни повторяй заклинание: «Мы в шаге от пятого поколения!», истребитель четвертого поколения даже с тремя плюсами (4+++) в истребитель пятого поколения не превратится. Необходим качественный прорыв в целом ряде научных, конструкторских, технологических направлений. Россия на два десятка лет отстала от передовых авиационных держав. Планируемый в 2009 году подъем в воздух планера российского истребителя пятого поколения лишь начало длинного пути создания и освоения ПАК ФА. Первый полет опытного экземпляра F-22 состоялся 29.09.1990 г. и США с их огромными ресурсами потребовалось пятнадцать лет, чтобы наладить серийное производство и начать подготовку летного состава первых двух эскадрилий, вооруженных данным истребителем. Россия через десять лет в лучшем случае будет иметь несколько опытных экземпляров своего истребителя пятого поколения. Перспектива же формирования первого боеспособного подразделения с летным и инженерно-техническим составом способным решать весь перечень боевых задач, возлагаемых на ПАК ФА, отодвигается на вторую четверть XXI века. И это при условии полноценного финансирования данной программы.